Комитеты

Комитет по банковскому законодательству

Комитет по залогам и оценке

Комитет по инвестиционным банковским продуктам

Комитет по информационной безопасности

Комитет по ипотечному кредитованию и проектному финансированию (в сфере строительства и ЖКХ)

Комитет по комплаенс-рискам и ПОД/ФТ

Комитет по малому и среднему бизнесу

Комитет по наличному денежному обращению

Комитет по платежным системам

Комитет по рискам

Комитет по финансовым технологиям

Комитет по банкострахованию и взаимодействию со страховыми компаниями

Рабочая группа по изменению законодательства о залоге

Рабочая группа по учету, отчетности и налогам

Рабочая группа по вопросам аутсорсинга и взаимодействия с вендорами и поставщиками услуг и сервисов

Рабочая группа по гарантиям и аккредитивам

Проектная группа "ESG-банкинг"

Проектная группа по вопросам совершенствования правового регулирования взаимоотношений между финансово-кредитными организациями и детьми и подростками

Совет по финансовому регулированию и ДКП

Анатолий Аксаков: закон о запрете ростовщичества не представляет угрозы для большинства банков

По итогам прошедшего банковского форума в Сочи глава Ассоциации «Россия» Анатолий Аксаков дал интервью порталу Bankir.ru, в котором подтвердил, что действует в интересах банковской отрасли, выступив с законодательной инициативой об ограничении верхней планки процентов по кредиту.

Внесенный вами в Госдуму проект антиростовщического закона стал одним из «хитов» начала банковского сезона… Мнения наблюдателей разошлись в диапазоне от «однозначно поддерживаю» до «категорически невозможно».

- Ну, антиростовщический законопроект на самом деле переполошил только некоторые банки. Для подавляющего большинства банков, для 99% из них закон не представляет собой некую угрозу, поскольку они кредитуют в пределах той стоимости кредита, которую не предлагается квалифицировать как ростовщическую. Более того, у всех банков заявленный процент по кредиту вполне вписывается в «рамки приличий». Позвольте, отчего ж такой переполох? А от того, что до сих пор некоторые кредитные организации во всевозможных «комиссиях» размазывают грабительский, ростовщический процент.

Мы пытались решить проблему прозрачности в стоимости кредита за счет введения ЭПС, затем ПСК. Не получилось. Поэтому я вижу логический выход в законодательном ограничении верхней планки процентов по кредиту.

- А для МФО этот законопроект – не угроза их бизнесу?

- Для МФО, думаю, это тоже не такая грозная проблема, как кажется. Я переговорил с президентом НАУМИР Михаилом Мамутой, он сказал, что прочитал внимательно законопроект и в принципе поддерживает его идеологию. Вопрос в тех коэффициентах, которые будут установлены для рынка МФО. Там тоже есть серьезно работающие организации и свои «флибустьеры». И в целом сообществу МФО импонирует прозрачности в вопросах стоимости кредита. На самом деле, это всем, кто работает серьезно и ответственно, только на пользу.

- Тем не менее, многие встретили законопроект ухмылками. Как вы считаете, понимание того, зачем нужен такой законопроект, есть в банковской среде?

- Пока началась дискуссия. Большинство поначалу восприняло этот законопроект как антирыночную меру, хотя я знаю, что ФАС, Роспотребнадзор поддерживают такой подход. Сбербанк поддержал. Надеюсь, что банкиры поймут и осознанно поддержат.

- Я как-то в одном из выступлений на ТВ сказал, что ростовщичество – самая главная болезнь российского банкинга. И меня поразило, что некоторые, весьма неглупые коллеги по рынку, не согласились с этим. Меня спрашивали: как отделить банкинг от ростовщичества, где грань? По-моему, грань очевидна. Там где кредит давит заемщика – это ростовщичество.

- Это так. Кроме того, мы даем в своем законопроекте определение ростовщического процента. На мой взгляд, принципиально важно, чтобы именно банковское сообщество само проинициировало четкий водораздел между банковским бизнесом и ростовщичеством. Я знаю, сейчас муссируется тема: как так, банковский лоббист Аксаков выступил против интересов банковской отрасли. Это демагогия. Это как раз в интересах банковской отрасли! Никто же не будет говорить, что человек, выступающий, например, против финансовых «пирамид», выступает против интересов финансового рынка. Любой рынок нуждается в цивилизованных нормах. И – в элементарной уборке.

Ограничение процентов по депозиту реально действует. Почему же не должно быть симметрии в отношении к размещению ресурсов, если мы ограничиваем цену их привлечения?

Другое дело, что везде опасны перекосы. Банкиры ворчат по поводу регулирования ставок по депозитам, поскольку, по сути, планку ставок на рынке задают госбанки. А они могут себе позволить на депозитном рынке идти на демпинг – они меньше нуждаются в ликвидности, чем частные банки. У них есть административный ресурс, который позволяет, например, заставлять оборонные предприятия, машиностроительные предприятия открывать счета и держать остатки в госбанках. Это явное нарушение антимонопольного законодательства, но суды, как правило, в таких случаях предпочитают закрывать глаза.

- С учетом иссякшего источника с Запада, что сегодня является основным ресурсом ликвидности в банковской системе?

- Рефинансирование от Центробанка, несомненно. А на второе место я бы поставил средства клиентов, остатки на счетах. На третьем – депозиты, но это самый дорогой ресурс. Остальные источники – в стагнации или пересохли. А такой традиционный для западных рынков источник как деньги пенсионного рынка в России, по сути, не работает. Не секрет, что американский ипотечный рынок в свое время развился во многом на пенсионных деньгах. У нас же этого нет и в обозримом будущем не предвидится: определенные проблемы с пенсионной системой ставят под сомнение ее дальнейшее развитие. Многие эксперты вообще предлагают отказаться от накопительной части пенсий, потому что она себя дискредитировала в российском исполнении – доходность низкая. Есть и другие предложения – расширить инструментарий вложения этих пенсионных накоплений. Понятно, что банковская система заинтересована во втором варианте. Я думаю, это был бы отличный вариант. Другое дело, что и тут следовало бы принять «антирыночное ограничение» (смеется).

Поставить банкам, работающим с пенсионными накоплениями, условие, что доходность должна быть не ниже уровня инфляции. Прямо в законе прописать это и зафиксировать даже в договорах с клиентами. Тем самым – обеспечить доходность, которая позволяет этим накоплениям сохраняться и преумножаться. Опять, заметьте, речь идет об ограничении, но, думаю, очень многие банки были бы рады работать по таким правилам. Пенсионные деньги – это «длинные деньги», позволяющие банку стратегировать.

Если бы это было сделано – у банков появился бы мощный ресурс, сравнимый со средствами ЦБ, причем, в отличие от РЕПО, ресурс длинный, на несколько лет, иногда на несколько десятков лет. Уверен, банки с удовольствием будут устанавливать более высокие проценты по таким «пенсионным» вкладам. А люди будут более защищены от инфляции. И можно было бы оговорить, что пенсионные накопления в обязательном порядке застрахованы Системой страхования вкладов независимо от суммы.

- Мы заговорили о Системе страхования вкладов. Ее нынешнюю планку страхования вы как оцениваете?

- Наверняка сумма возмещения будет увеличиваться. Надеюсь – с начала следующего года. На рынке давно говорят о том, что желательно поднять планку покрываемых страховкой депозитов до 1 млн. рублей или даже до 1,5 млн. Банкиры, разумеется, «за». АСВ осторожно подходит к этой теме, они считают, что коэффициент отчислений в фонд страхования вкладов пока недостаточен для того, чтобы увеличивать планку до миллиона; предлагают двигаться поэтапно, например, включить в число лиц, чьи деньги застрахованы, не только физических вкладчиков, но еще и индивидуальных предпринимателей. В принципе, идея хорошая. Но есть и другой вариант – Центробанк предоставляет кредит фонду страхования вкладов, тем самым позволив повысить достаточность фонда и увеличить сумму возмещения до миллиона рублей. И поскольку приток отчислений резко увеличится, фонд сможет рассчитаться с кредитом ЦБ и обеспечить необходимый уровень достаточности. Сейчас оба варианта обсуждаются.

Ясно одно: планка застрахованных вкладов, конечно же, тем или иным путем будет подниматься. Для сравнения – в США планка страхования вкладов составляет $250 тыс…

- Вопрос – с чего начать…

- Было бы желание. Есть один момент психологический, о котором говорят некоторые руководители государственных финансовых институтов. Они считают, что важно эту меру (повышение планки застрахованных вкладов) «приберечь» до возможного пика кризиса, когда начинается отток вкладов. Если в такой момент объявляешь об увеличении минимальной суммы страхового возмещения, это имеет большой психологический эффект и останавливает людей, забирающих депозиты из банков. Так было в 2008 году. Увеличили тогда размер застрахованных вкладов с 400 тыс. до 700 тыс. – сразу паника улеглась, едва начавшись. Конечно, не только по этой причине, но в том числе по этой. Отток вкладов из банков прекратился уже в октябре 2008 года. В октябре объем вкладов уменьшился на 7%, а уже в ноябре мы фиксировали его рост. Поэтому некоторые чиновники предлагают эту меру «приберечь» на всякий случай. Определенный здравый смысл в этом есть, конечно.

 

Интервью полностью читайте на портале Bankir.ru

 

Другие новости

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку