Комитеты

Комитет по банковскому законодательству

Комитет по залогам и оценке

Комитет по инвестиционным банковским продуктам

Комитет по информационной безопасности

Комитет по ипотечному кредитованию и проектному финансированию (в сфере строительства и ЖКХ)

Комитет по комплаенс-рискам и ПОД/ФТ

Комитет по малому и среднему бизнесу

Комитет по наличному денежному обращению

Комитет по платежным системам

Комитет по рискам

Комитет по финансовым технологиям

Комитет по банкострахованию и взаимодействию со страховыми компаниями

Рабочая группа по изменению законодательства о залоге

Рабочая группа по учету, отчетности и налогам

Рабочая группа по вопросам аутсорсинга и взаимодействия с вендорами и поставщиками услуг и сервисов

Рабочая группа по гарантиям и аккредитивам

Проектная группа "ESG-банкинг"

Проектная группа по вопросам совершенствования правового регулирования взаимоотношений между финансово-кредитными организациями и детьми и подростками

Экспертный центр по цифровым финансовым активам и цифровым валютам

Совет по финансовому регулированию и ДКП

Анатолий Аксаков выступил с докладом на заседании Комиссии Социнтерна по глобальным финансовым вопросам в Нью-Йорке

Президент Ассоциации региональных банков России, депутат Госдумы Анатолий Аксаков принял участие в заседании Комиссии Социнтерна по глобальным финансовым вопросам, которое проходит в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН.

На заседании комиссии, возглавляемой лауреатом Нобелевской премии Джозефом Стиглицем, Анатолий Аксаков сделал доклад о мировой экономике.

Анатолий Аксаков в своем докладе сообщил: 

2011 год не стал переломным для мировой экономики. Долговой кризис в Европе, фискальные проблемы США, дефляционное сжатие японской экономики, симптомы "перегрева" хозяйственной конъюнктуры в ряде стран с формирующимся рынком повысили макроэкономические риски и негативно повлияли на ожидания участников рынка. Согласно краткосрочному прогнозу МВФ, прирост ВВП в абсолютном выражении в странах, формирующих более 80% мирового производства, сохранится в зоне положительных значений. Однако во многих странах (как промышленно развитых, так и с формирующимся рынком) ожидается снижение темпов роста по сравнению с показателями, достигнутыми в 2010 г. Наиболее заметным торможение динамики ВВП будет в государствах ЕС и странах БРИК, хотя Китай и Индия сохранят лидирующие позиции по показателю темпов прироста ВВП. В частности, нарастание финансовой нестабильности и усиление инфляционных рисков побудило китайское руководство пересмотреть приоритеты проводимой в стране экономической политики. Темпы роста перестают быть доминантой планов развития экономики.

В 2013 году предполагается уменьшить темпы роста до 7,5% против 9,2% в текущем году. Центр тяжести переносится на стимулирование внутреннего спроса и выполнение целевых ориентиров по инфляции. Принимаемые меры направлены на предотвращение «жесткой посадки», вероятность угрозы которой еще не снята с повестки дня. Задачи торможения перегретой экономики по-своему не менее сложны в социальном плане, чем выход из рецессии. Большинство экспертов прогнозирует в краткосрочной перспективе в лучшем случае торможение темпов экономического роста, а в худшем – рецессию. В докладе ООН, опубликованном в январе 2012 г., рассчитаны три возможных сценария развития событий. Согласно базовому (инерционному) сценарию темпы роста мирового ВВП в ближайшие два года составят 2,6 – 3,2% и будут ниже значений показателя, достигнутого в 2010-2011 г.

Важной особенностью текущей ситуации является и то, что мировая экономика продолжает двигаться на "двух скоростях": промышленно развитые страны развиваются более медленными темпами по сравнению со странами с формирующимся рынком. Но наряду с этим обнаружилась и тенденция к параллельному движению и даже к сближению темпов роста всех групп стран. Это является характерным для последующих, а не для начальных периодов развития кризисных ситуаций, когда проявляются вторичные эффекты шоковых воздействий.

Указанные процессы объясняются снижением темпов роста мировой торговли вследствие сокращения совокупного спроса и возросшей взаимозависимостью национальных экономик. Ожидается, что восстановление объемов мировой торговли до уровня 2010 года произойдет не ранее, чем в 2014-2015 гг. Учитывая, что многие страны с формирующимся рынком ориентируют свои модели экономического роста на всемерное развитие экспорта, то медленное восстановление объемов мировой торговли будет тормозить их производственную динамику.

Большую роль в торможении мировой экономики играет нерешенность долговых проблем в промышленно развитых странах, прежде всего в зоне Евро. Долговой навес (debt overhang) повышает волатильность на международных финансовых рынках, усиливает системные риски и общую нестабильность в мировой экономике. В ближайшей перспективе валовой государственный долг промышленно развитых стран будет иметь тенденцию к увеличению, внося тем самым существенный вклад в разбалансированность мировых финансов.

Долговые проблемы ведущих промышленно развитых стран настолько велики, что продолжать прежними темпами фискальное стимулирование в целях оживления конечного спроса и снижения безработицы правительства уже не могут. Вместе с тем в силу политических и социальных причин (выборные циклы, массовые забастовки и т.д.) существуют также ограничения на проведение политики жесткой экономии. На сегодняшний день бюджетный кризис в ЕС служит основным источником системных рисков в мировой экономике. Только 13 из 27 стран-членов ЕС имеют уровень госдолга, не превышающий 60% ВВП, признаваемый за ориентир, который может позволить себе государство со здоровой экономикой. Но особенно сложной ситуация выглядит в зоне Евро, где лишь 4 из 17 стран имеют уровни госдолга и бюджетного дефицита, соответствующие критериям Маастрихтского Договора. Более того, отдельные государства (Греция, Португалия и Ирландия) уже не смогли выправить свое финансовое положение без пакетов экстренной помощи. Близко к критической отметке подходят Испания, где сравнительно низкий показатель госдолга соседствует с высоким уровнем бюджетного дефицита, и Италия, госдолг которой превысил 1 трлн. евро и составляет более 120% ВВП.

Таким образом, странам ЕС в настоящее время приходится лавировать между жесткими бюджетными ограничениями и умеренным фискальным стимулированием национальных экономик. При этом, возможно, еще больше обострится проблема расслоения на «ведущие» и "периферийные" государства, которая усилит социальную напряженность и националистические настроения. Не снимается с повестки дня и вероятность дальнейшего кризиса Еврозоны, вплоть до выхода из нее Греции и ряда других государств.

Несколько иная ситуация складывается в экономике США, где по ряду ключевых показателей намечаются сдвиги в позитивном направлении, хотя еще рано говорить о переломе застойных тенденций. По итогам 2011 г. ВВП США вырос только на 1,8%, но примечательно то, что в рамках минувшего года американская экономика последовательно ускорялась. Отмечается некоторое снижение безработицы до 8,3% против более чем 10-процентного уровня в середине 2009 г. Однако для сравнения напомним, что летом 2008 г., когда глобальный финансовый кризис еще набирал обороты, этот показатель едва превышал 5%. На наш взгляд, краткосрочные перспективы развития американской экономики в значительной степени будут определяться динамикой внутреннего спроса и состоянием бюджетной сферы, особенно с учетом начавшейся предвыборной президентской кампании.

Позвольте остановиться на текущей ситуации в российской экономике. Итоги ее развития в 2011 году, хотя в целом и можно признать позитивными, однако они не дают достаточных оснований для однозначных оценок и выводов. С одной стороны, ВВП вырос на 4,3 %, до рекордно низкой отметки – 6,1% - упала инфляция, федеральный бюджет сведен с профицитом (0,8% от ВВП). К этому можно добавить, что благодаря низким размерам государственного долга, положительному сальдо платежного баланса по счету текущих операций и большому объему золотовалютных резервов Россия сохраняет суверенный рейтинг на уровне инвестиционного. С другой стороны, из страны продолжается отток капитала, усилилась зависимость макроэкономической динамики от мировых цен на энергоносители, не восстановилась до докризисных значений инвестиционная активность.

Международные сопоставления свидетельствует, что фактические и ожидаемые в обозримой перспективе темпы роста российской экономики очень близки к динамике мирового производства в целом. Однако не следует забывать о затяжной стагнации и даже рецессии в промышленно развитых странах, что отражается на значении данного синтетического показателя. При этом Россия, в отличие от целого ряда стран с формирующимся рынком, в лучшем случае способна инерционно поддерживать умеренный экономический рост, в основном полагаясь на благоприятную конъюнктуру мировых сырьевых рынков. Как следует из опубликованных Росстатом данных за 2011 год, восстановление произведенного ВВП до докризисного уровня было обеспечено добывающим сектором, торговлей и, в меньшей степени, сельским хозяйством.

Макроэкономическая неопределенность и вялый инвестиционный спрос накладывают достаточно жесткие ограничения на краткосрочные перспективы динамики российского ВВП. Прогнозы показывают, что в ближайшие годы в лучшем случае будет реализован «инерционный» сценарий. По результатам 2011 года в структуре использованного ВВП произошло снижение доли валового накопления основного капитала, тогда как удельный вес запасов материальных оборотных средств заметно повысился. Показатель инвестиций в основной капитал не только не вышел пока на докризисный уровень, но и уступал в прошлом году по темпам роста докризисному периоду. Таким образом, в ближайшие несколько лет будут сохраняться достаточно жесткие ограничения по ресурсным мощностям, что делает все более вероятным не "прорывной", а "инерционный" вариант развития российской экономики.

Ситуация в бюджетной сфере может быть охарактеризована как относительно стабильная. Во многом благодаря высоким мировым ценам на энергоносители удалось улучшить ее ключевые показатели. Если по итогам 2010 года бюджетный дефицит составлял 3,9% от ВВП, то в 2011 году бюджет был исполнен с профицитом 0,8% от ВВП.

Однако настораживает то, что согласно данным Минфина, рост нефтегазовых доходов в федеральном бюджете за год составил 47.3%. Их доля в общем объеме доходов федерального бюджета выросла в 2011 году до 49.7% по сравнению с 46.1% в 2010 году и 40.7% в 2009 году. За два года этот показатель увеличился на 9 процентных пунктов.

Если вычесть из бюджета нефтегазовые доходы, то дефицит окажется гораздо выше — 9,4% ВВП. По прогнозу Минэкономразвития, бюджет балансируется при цене нефти марки Urals 124,6 долл. за баррель. А это превышает среднегодовые исторические максимумы.

Таким образом, при реализации любого сценария сохранится зависимость российской экономики от экспортных цен на сырьевые товары, и прежде всего на нефть, высокая цена на которую стала одним из главных факторов роста ВВП в минувшем году. Сказанное позволяет сделать вывод, что модернизация российской экономики и ее диверсификация самой жизнью поставлена в качестве безусловного приоритета государственной политики.

Другие новости

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку