В исследовании нам удалось сформировать единое определение такого понятия, как ESG-банкинг

Епифанова Яна Викторовна

Епифанова Яна Викторовна

Вице-президент Ассоциации банков России

На недавнем съезде Ассоциации банков России (АБР) было представлено исследование о развитии ESG-банкинга в нашей стране. Тема для кредитных организаций крайне актуальная и вызывающая у банкиров немало вопросов. Учитывая огромный интерес к предмету обсуждения у профессионалов рынка, Национальный банковский журнал взял эксклюзивное интервью у вице-президента Ассоциации банков России Яны Епифановой, которая отвечает за развитие этого направления в ассоциации и курировала проведение данного исследования.

NBJ: Яна Викторовна, почему именно сейчас решено изучить состояние ESG-банкинга в России? Какова практическая польза исследования для банков?

Я. ЕПИФАНОВА: Тема ESG для Ассоциации не новая. В нашей повестке вопросы устойчивого банкинга присутствуют уже достаточно давно. Отдельные члены нашей Ассоциации не первый год успешно реализуют их на практике и делятся опытом с коллегами в рамках наших мероприятий.

В последние годы внимание к вопросам экологии повысилось. Инвесторы стали принимать решения не только из экономических соображений. Экологические катастрофы широко освещаются, привлекают мировое внимание. Озабоченность сохранением планеты и её ресурсов, их рациональным использованием, теперь является не просто риторикой, а основанием для принятия решений, в том числе финансовых.

Проектную группу возглавил член Совета нашей Ассоциации, Председатель Совета директоров банка «Центр-инвест» Василий Васильевич Высоков, автор первого в России учебного пособия по устойчивому банкингу. Его банк имеет многолетний опыт работы на основе ESG-принципов и получил в этом сегменте международное признание по разным направлениям.

Мы одними из первых стали заниматься темой ESG системно и на постоянной основе. Формирование нашей группы вызвало большой интерес у делового сообщества и органов власти. В Проектную группу вошли представители банков, в том числе с иностранным участием, которые принесли опыт материнских компаний, представители Банка России, Минприроды России, Минэкономразвития России, ВЭБ.РФ, рейтинговых агентств и компаний «большой четвёрки». И состав экспертов постоянно пополняется.

Уже к началу этого года Проектная группа подготовила Практические рекомендации банковского сообщества по внедрению ESG-банкинга в России. Они составлены с учётом имеющегося зарубежного и накопленного российского опыта и призваны помочь нашим банкам сделать первые шаги в направлении ESG. Рекомендации показывают, как банку подойти к отражению вопросов ESG в структуре управления и функциях банка, в бизнес-модели и стратегии, в управлении рисками и отчётности. Они формируют концептуальный взгляд на эту трансформацию. Рекомендации были утверждены Советом Ассоциации.

Наши рекомендации нашли поддержку у органов власти и авторитетных международных организаций, в том числе у Всемирного банка и Программы ООН по окружающей среде. Совместно с Всемирным институтом сберегательных банков мы планируем проведение международных мероприятий по теме устойчивого развития.

Однако к моменту завершения работы над рекомендациями стало понятно, что этого недостаточно. Требовалась систематизированная информация о текущем состоянии этой сферы в России, ее анализ в контексте лучших мировых практик с тем, чтобы отрасль могла выработать траекторию дальнейшего движения и подготовить обоснованные предложения по развитию и поддержке данного направления. И Совет Ассоциации принял решение о проведении независимого исследования по вопросам, которые поставили банки. Для этой работы мы привлекли представителя «большой четверки» – компанию Deloitte.

NBJ: Похоже, что благодаря совместным усилиям исследование в целом получилось, и оно уникально…

Я. ЕПИФАНОВА: Вы правы. На сегодня это первый в России документ по ESG-банкингу, который основан на системном анализе рынка. Был проведён не только анализ доступной информации, но и опрос, и ряд глубинных интервью участников рынка, регулирующих органов и экспертов.

В исследовании сделана попытка показать лучшие практики и примеры внедрения ESG-принципов в банках, а также проблемы, которые уже сегодня видят участники рынка, и которые теперь совместно с регуляторами необходимо решать.

Заключительный раздел исследования посвящён предложениям и рекомендациям по продвижению ESG-банкинга в России. И это придаёт исследованию большое практическое значение.

Кроме того, нам удалось сформировать определение понятия «ESG-банкинг», единого понимания которого до настоящего времени нет, в том числе и в международной практике.

NBJ: На ваш взгляд, каковы основные выводы исследования, и насколько сейчас активно российские банки внедряют ESG в свою деятельность? Какие слабые места были выявлены?

Я. ЕПИФАНОВА: Исследование подтвердило, что:

  • сегодня в России имеются все элементы инфраструктуры, необходимые для успешного развития ESG-подходов – есть регуляторы, методолог, биржа, рейтинговые агентства, которые в том числе выполняют функции верификаторов;
  • все ключевые участники инфраструктуры активно занимаются разработкой и внедрением ESG-инициатив и инструментов, во многом ориентируясь на лучшие международные стандарты;
  • внимание Правительства и Банка России обращено к теме внедрения ESG-принципов, уже подготовлен пакет документов по национальным стандартам;
  • функционируют площадки, в том числе у нас в Ассоциации, на которых рынок и регуляторы могут обсудить проблемы и направления развития ESG.

Согласно результатам опроса банков, проведенного в рамках исследования, несмотря на невысокую общую осведомленность о ESG, интерес к этой теме растёт. На горизонте трёх лет около 40% банков ожидают, что климатические изменения будут влиять на их финансовые результаты, и около 20% банков ожидают, что существенно увеличится роль ESG-рейтингов для принятия инвестиционных решений.

Но пока внедрение принципов ESG в операционную деятельность российских банков осуществляется фрагментарно.

В проведённом исследовании мы постарались дать определение такого понятия, как ESG-банкинг. Мы видим его как концепцию банковской деятельности, которая основана на принципах экологической, социальной и корпоративной ответственности в интересах текущего и будущих поколений, а также на практической реализации инициатив для достижения целей устойчивого развития и других общественно значимых ценностей.

И это определение – результат совместной работы Ассоциации, членов нашей проектной группы и авторов исследования. Считаем, что это ещё один, несомненно полезный практический результат проведённой работы.

NBJ: Почему тема ESG актуальна для банков? Ведь «углеродный налог» будут платить добывающие и перерабатывающие отрасли…

Я. ЕПИФАНОВА: ESG – это не только про «углеродный налог». Это более широкий спектр принципов не только экологической, но и социальной, и корпоративной ответственности.

Банки обеспечивают финансовую поддержку экономике и могут значительно влиять на иные рынки для продвижения темы устойчивого развития.

Добывающие и перерабатывающие компании являются клиентами банков, которым с экономической точки зрения выгодно иметь устойчивого и прибыльного клиента. Несоблюдение требований законодательства об экологии, повышенные налоги могут отразиться как на стабильности клиента банка, так и на репутации банка на международной арене. Поэтому в некотором плане, продвигая принципы ESG в нефинансовых секторах, банки в долгосрочной перспективе работают и на получение собственных выгод.

Действительно, одним из ближайших вызовов для целого ряда отраслей российской экономики, в том числе для банков, является ожидаемое введение трансграничного углеродного регулирования в EC. Эксперты ожидают, что окончательное решение по данном вопросу Европарламент примет в июне-июле 2021 года.

Мировая тенденция сокращения углеродного следа и стремление стран к созданию углеродно-нейтральных регионов потребуют дополнительных вложений. А это означает, что с большой долей вероятности именно банки окажутся источником капитала для достижения этих целей.

Конечно же, больше других пострадают компании-экспортёры в области энергетики, химии и других отраслей. Введение ограничений скажется на их рентабельности и конкурентоспособности. Это снизит их инвестиционный потенциал и создаст дополнительные риски перехода для финансовых организаций.

NBJ: Как вы можете оценить перспективы развития ESG-банкинга в России с учётом полученных данных? Насколько развиты основные направления – экологическое, социальное, управленческое?

Я. ЕПИФАНОВА: С учётом результатов исследования мы видим большой потенциал для развития ESG-практик как в контексте всей российской экономики, так и в контексте развития банковского сектора.

Минэкономразвития оценивает потенциальный объём зелёного финансирования в России уже до конца 2023 года в 3 трлн рублей. К сожалению, авторам исследования не удалось точно оценить весь объём зелёного финансирования в России сегодня. Скажу лишь, что на сентябрь 2020 года объём выпущенных в России зелёных облигаций оценивается некоторыми экспертами в 111 млрд рублей. Действительно, сегодня нет системной и детальной статистики по показателям устойчивого развития. Но мы знаем, что территориальные органы статистики отдельных регионов уже начали эту работу и формируют подробные регулярные отчёты по своим регионам. И эта работа очень важна и должна проводиться также на федеральном уровне.

Несмотря на то, что доля банков, применяющих сегодня какие-либо ESG-практики, низкая (10%), в крупных банках это направление достаточно развито:

  • в части экологического направления они выпускают зелёные и социальные облигации, учитывают экологическую обоснованность проектов, предоставляют кредиты, привязанные к целям устойчивого развития, меняют собственные бизнес-процессы с целью снижения вреда окружающей среде (переход на электронный документооборот, отказ от пластика и др.);
  • в части социального направления банки предоставляют социальные пакеты своим сотрудникам, проявляют заботу об их здоровье и режиме труда, участвуют в благотворительных проектах, оказывают спонсорскую поддержку социально незащищённым группам населения;
  • реализация управленческой компоненты представлена созданием специализированных ESG-комитетов при Совете директоров, разработкой и соблюдением кодексов корпоративной этики, публикацией отчётов о корпоративной социальной ответственности и прочее.

При этом надо понимать, что углеродный след, формируемый банком, примерно в 700 раз меньше углеродного следа, формируемого организациями, составляющими его кредитный и инвестиционный портфель.

Авторы нашего исследования убеждены, что имея примеры лучших мировых практик, российская экономика может воспользоваться преимуществом «быстрого второго» и использовать ESG-банкинг как одно из эффективных средств построения устойчивой, экологичной и диверсифицированной экономической модели.

NBJ: Какие стимулы могут помочь более активному внедрению ESG-принципов в деятельность компаний и банков?

Я. ЕПИФАНОВА: Внедрение ESG-принципов в бизнес-модели банков, как и любое изменение таких моделей, влечёт дополнительные затраты для участников рынка. Столь масштабное преобразование нуждается в поддержке государства, создании эффективных экономических стимулов для банков и бизнеса.

В исследовании отражены меры, которые могут быть рассмотрены и реализованы в обозримой перспективе, например:

  • применение для ESG-финансовых инструментов пониженных коэффициентов риска при расчёте нормативов достаточности;
  • применение специальных условий резервирования для «зелёных» проектов;
  • субсидирование купонной ставки «зелёных» облигаций;
  • упрощённый порядок включения ESG-облигаций в ломбардный список Банка России при условии соответствия выпуска требованиям по рейтингу.

Очень важны, на наш взгляд, возможные меры налогового стимулирования как для банков, так и, в первую очередь, для организаций.

Исследование показало, что госорганы в отношении ESG разделяют общую позицию о необходимости придерживаться комплексного подхода к регулированию и соблюсти баланс между ответственностью, возложенной на бизнес, и мерами господдержки. Мы знаем, что регуляторы предметно изучают возможные монетарные и немонетарные меры поддержки "зелёных" проектов.

Это будет способствовать вовлечению в процесс перехода к ESG-принципам в своей деятельности всё большего числа участников рынка. Важным в этом направлении будет и повышение информированности бизнеса о преимуществах использования практик устойчивого развития.

NBJ: Что Ассоциации удалось сделать на сегодняшний момент по направлению ESG-банкинга?

Я. ЕПИФАНОВА: С момента создания Проектной группы «ESG-банкинг» прошло не так много времени, но сделано уже немало. Разработаны Дорожная карта по развитию ESG-банкинга и практические рекомендации по внедрению ESG-банкинга. Подготовлены и направлены в ВЭБ.РФ предложения по доработке проектов Методических рекомендаций по зелёному финансированию и Таксономии, которые учитывались при доработке указанных документов.

Совместно с RAEX-Europе организован международный вебинар по обмену опытом с иностранными банками. Состоялся семинар для обсуждения с рынком используемых сегодня методологий присвоения ESG-рейтингов, верификации финансовых инструментов и организации взаимодействия банков с рейтинговыми агентствами. Практика наших совместных вебинаров по теме устойчивого развития будет продолжена.

Организовано и успешно завершено исследование «ESG-банкинг в России».

В рамках XVIII Международного банковского форума, который традиционно пройдет в сентябре этого года в Сочи, мы планируем обсудить вопросы трансграничного углеродного регулирования на дискуссионной сессии и организуем отдельный круглый стол по ESG-тематике.

NBJ: Изучаете ли вы международные ESG-практики? Будут ли российские подходы к ESG легко конвертироваться в международные подходы и стандарты?

Я. ЕПИФАНОВА: Да, безусловно. Изучение международных практик в области ESG и выработка рекомендаций по внедрению лучших из них в деятельность российских банков является неотъемлемой частью работы нашей проектной группы.

Первым шагом в данном направлении стала подготовка на основе анализа международного опыта Практических рекомендаций по внедрению ESG-банкинга. По сути, наши Практические рекомендации стали первым системным документом в данной области.

Более глубокое и комплексное изучение международной ESG-повестки, а также международного опыта внедрения ESG-инициатив было проведено в рамках исследования. Это было одной из его целей. Проведённый анализ позволил сделать вывод, что некоторые из инициатив и международных актов в сфере ESG уже применяются российскими банками.

Например, некоторые российские банки и организации добровольно раскрывают отчётность в соответствии с нормами GRI – Глобальной инициативы по отчётности, формируют отчёты об устойчивом развитии, присоединились к принципам ответственного инвестирования PRI, Глобальному альянсу банковских ценностей (Банк «Центр-инвест») и др. Но пока, к сожалению, таких организаций немного: в международной базе GRI представлены всего порядка 10 российских банков; приверженность Принципам ответственного инвестирования PRI декларируют лишь отдельные организации.

В настоящее время международные инициативы задают общее направление, и мы надеемся, что их лучшие практики будут учитываться при разработке российских стандартов.

NBJ: Какие планы у Ассоциации по развитию направления ESG-банкинга?

Я. ЕПИФАНОВА: Одним из приоритетных направлений для всего финансового сектора является разработка мер поддержки и стимулирования со стороны государства и Банка России.

Мы уделяем данному вопросу большое внимание и в начале 2021 года уже направляли соответствующие предложения в Банк России. Надеемся, что инициативы Ассоциации вместе со сформулированными в исследовании выводами и предложениями по вопросам поддержки ESG-банкинга найдут отражение в разрабатываемых сейчас Основных направлениях развития финансового рынка на период 2022–2024 гг.

Также важным направлением для нас является развитие международного сотрудничества по вопросам ESG-банкинга.

Мы планируем организовать встречу с представителями Финансовой инициативы программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), в ходе которой обсудим реализацию принципов ответственного банкинга – PRB (Principles of responsible banking) в Европе и в России. Уверены, что данное мероприятие будет интересно российским банкам и нашим зарубежным коллегам.

Ассоциация готовит обзор лучших практик банков России по внедрению ESG-принципов при организации наличного денежного обращения.

Останавливаться не планируем, продолжим продвигать принципы ESG в деловом сообществе, будем формировать благоприятную среду для дальнейших коллективных действий и достижения позитивных перемен.

Справка: ESG  – это концепция деятельности на принципах экологической (E – environmental), социальной (S – social) и управленческой (G – governance) ответственности, снижения негативного воздействия на экологию и социальную сферу. ESG-банкинг, как определено в организованном АБР исследовании, – это концепция банковской деятельности, основанная на принципах экологической, социальной и корпоративной ответственности в интересах текущего и будущих поколений, а также на практической реализации инициатив для достижения целей устойчивого развития и других общественно значимых ценностей.

Текст: Станислав Комаров

Опубликовано в журнале NBJ

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку