Регулирование эквайринговых комиссий. Опасный эксперимент с неявными целями?

Маслов Алексей Васильевич

Маслов Алексей Васильевич

ООО «Джей Си Би Интернэшнл (Евразия)»

В настоящее время президентом, правительством и Федеральным собранием Российской Федерации, Банком России, а также исполнительными и законодательными органами субъектов Федерации продолжается беспрецедентная по масштабам и значимости работа по противодействию пандемии COVID-19 и поддержанию стабильности и эффективности российской экономики в неблагоприятных условиях экономического кризиса. 

При этом профессиональными объединениями торговых предприятий вновь и вновь поднимается вопрос о необходимости ограничения стоимости эквайринговых услуг, предоставляемых кредитными организациями. В своей статье Алексей Маслов, сопредседатель комитета по платежным системам Ассоциации банков России, руководитель межведомственной Рабочей группы Ассоциации банков России по выработке согласованных решений и практическому определению направлений оптимизации размеров комиссии эквайринга, анализирует вероятность и последствия таких шагов в исторической перспективе самого вопроса госрегулирования эквайрингового рынка.

То, как развивался спор ритейла и участников платежного рынка вокруг темы эквайринговых комиссий, во многом обусловлено особенностями развития рынка эквайринга в России. Карточные платежи начали развиваться в России намного позднее, чем за рубежом. Этап наиболее активного роста, когда безналичные платежи по картам начали занимать заметное место в розничном торговом обороте в целом по стране, начался лет 10–15 назад. В это время охват карт достиг показателя в одну карту на жителя нашей страны, происходило активное развитие «зарплатных» проектов, карточного кредитования, а также банковских программ лояльности, стимулирующих безналичное платежное поведение.

Активный рост карточных платежей с учетом размера комиссий, в те годы в среднем в разы превышавших нынешние, привел к активному росту расходов ритейла на эквайринг, что привело к закономерному желанию ритейла снизить стоимость эквайринга для снижения издержек. Крупнейший ритейл в ходе переговоров добивался от банков и платежных систем специальных условий, ритейлеры меньшего размера были ограничены в использовании этих возможностей.

При этом за рубежом к тому моменту уже была накоплена история судебных споров, антимонопольных разбирательств и решений регуляторов в отношении interchange fee, что напрямую повлияло на дальнейшие события.

Регуляторы в России заняли взвешенную позицию в данном споре. Банк России не увидел необходимости регулирования комиссий.

В этот момент сложились основные аргументы сторон в споре (по большей части построенные на основе анализа зарубежного опыта), которые с минимальными изменениями используются до сих пор.

Со стороны ритейла:

«несправедливая стоимость» эквайринга;

эквайринг – квазиналог, повышающий стоимость товаров и услуг.

Со стороны банков и платежных систем:

стоимость эквайринговых услуг отражает баланс интересов, способствующий продвижению безналичных платежных инструментов и платежей;

совокупность установленных размеров всего спектра комиссий, которыми связаны все участники платежного рынка, представляет собой сбалансированную структуру, и снижение или повышение одной из компонент вызывает явный дисбаланс во взаимоотношениях всего рынка.

По сути же речь идет о том, что ритейл пытается использовать регулирование эквайринга как инструмент снижения издержек и повышения доходности собственного бизнеса, а банки сопротивляются регулированию, так как оно грозит резким падением доходности платежных услуг для банков и сервис-провайдеров, уходом части сервис-провайдеров с рынка, сокращением инвестиций в развитие платежных технологий, необходимостью пересматривать бизнес-модели эмиссии и эквайринга, стратегии развития этих услуг.

Противостояние в таком виде сохранялось до 2019 года, когда спор вышел на новую высоту. Была сформирована рабочая группа под руководством Д. Козака, результатом дискуссий стало решение платежных систем Visa, Mastercard и МИР о добровольном снижении размера межбанковских комиссий на социально значимые товары. Регулирование вновь введено не было.

В августе 2019 года в Федеральный закон № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» была внесена норма о праве Банка России определять предельный размер тарифа, который банк может взимать с клиента за использование платежных карт.

В апреле 2020 года Банк России в рамках «борьбы с последствиями пандемии» ввел ограничения эквайринговых комиссий в онлайн-торговле, а также рассматривает введение иных ценовых ограничений. При этом представители ЦБ сами заявляют о неэффективности таких мер.

Очевидно, что государственное регулирование стоимости эквайринга не только не приведет к благоприятному результату для потребителей и небольших предприятий торговли, но и ослабит финансовый сектор.

Принципиально важным представляется отчетливое понимание, что спор об эквайринговых комиссиях – это спор двух отраслей экономики, для одной из которых (финансовой) комиссии – источник существования и развития, для другой (торговой) – нежелательные издержки. Такой же спор может произойти, если профессиональные объединения торговых предприятий попросят энергетиков снизить цену на электроэнергию только для них в два раза. Это возможно? Ясно, что нет! Конечные потребители не являются непосредственными бенефициарами в данном споре независимо от принимаемой модели, что доказывает и имеющийся зарубежный опыт, и регуляторное снижение эквайринговых комиссий никогда не приносит им никаких выгод, о чем свидетельствует мировой опыт соответствующего регулирования. В то же время их расходы на осуществление безналичных платежей существенно возрастают.

Регулирование эквайринговых тарифов ведет к пересмотру всей системы безналичных платежей, в которой участвует несколько основных субъектов: покупатель (население) – банк-эмитент банковской карты – платежная система – банк-эквайрер – торговая точка. Изменение в пользу только одного из элементов системы неизбежно приводит к нарушению сложившегося баланса и интересов остальных элементов, потому принятие решения о введении регулирования размера эквайрингового тарифа не может осуществляться без учета соответствующих последствий.

При обсуждении вопроса об ограничении стоимости эквайринга необходимо учитывать особенности российского платежного рынка и мировой опыт

Согласно модели бизнес-взаимодействия, сложившейся на российском рынке безналичных розничных платежей, затраты, связанные с поддержанием эквайринговой сети торгово-сервисных предприятий, несут на себе кредитные организации, предоставляющие эквайринговые услуги. Данная практика бизнес-взаимодействия отличается от бизнес-моделей, принятых в ряде стран, в которых законодательно ограничена величина торговой уступки, согласно которым ТСП несут на себе расходы по поддержке эквайринговой сети, приобретению соответствующего оборудования, его замене, ремонту, обучению персонала и т. д.

По состоянию на 01.01.2020 услуги торгового эквайринга по платежным картам в России оказывают 273 кредитные организации. В подавляющем большинстве случаев услуги торгового эквайринга являются частью пакетного (комплексного) предложения услуг банковского обслуживания, оказываемых кредитными организациями торгово-сервисным предприятиям, включающего услуги расчетно-кассового обслуживания, кредитования деятельности и т. д. При этом себестоимость услуг эквайринга является уникальной для каждой кредитной организации и зависит от целого ряда факторов, включая тип обслуживаемого ТСП, масштаб эквайринговой деятельности, коммерческие условия со стороны поставщиков ТИ-систем и эквайрингового оборудования, а также соотношение off-us и on-us операций в обрабатываемом трафике операций оплаты.

Российский рынок услуг торгового эквайринга операций по платежным картам является высококонкурентным, что многократно подтверждалось представителями ФАС. А применение механизмов тарифного регулирования на высококонкурентных рынках, как показывает практика, приводит к деструктивным последствиям, негативно влияющим в первую очередь на конечного потребителя, ограничивает развитие рынка.

Анализ мирового опыта по стимулированию развития безналичной экономики показывает, что унифицированное снижение тарифов даже в странах с моделью, близкой к российской, не оказывает позитивного влияния на развитие рынка безналичных розничных платежных услуг, а торгово-сервисные предприятия не переносят изменений комиссии на конечных потребителей за счет уменьшения цен на товары и услуги. Цены для потребителей пропорционально не снижаются.

Результатом директивного ограничения размера торговой уступки является перераспределение прибыли между участниками системы безналичных расчетов. Для конечного потребителя условия осуществления безналичных розничных платежей могут ухудшиться за счет отмены банками-эмитентами большинства программ стимулирования безналичных платежей и введения платы за выпуск и обслуживание карт, платы за пользование платежными приложениями. Это приведет к стагнации безналичного оборота. В конечном итоге выигрывают исключительно крупные торговые предприятия, которые увеличивают свою маржу.

Все то время, что ведется спор, происходит дальнейшее развитие рынка под влиянием конкуренции и повышение качества эквайринговых услуг:

сокращается время зачисления средств на счет;

совершенствуются способы защиты ритейла и покупателей от разнообразных видов кибермошенничества, развиваются инструменты информационной защиты;

расширяется предложение дополнительных услуг (банковских/юридических/бухгалтерских/ИТ/технической поддержки);

расширяется предложение оборудования и обслуживаемых видов платежных услуг, оптимизированных под определенные бизнес-модели ведения торговой деятельности и сценарии клиентского обслуживания.

Но лоббисты со стороны ритейла не хотят замечать этих изменений по множеству причин. Даже несмотря на то, что безналичная оплата при дистанционных покупках является для ритейла желаемым авансированием и гарантией, что покупатель не откажется от товара, а ряд интернет-магазинов предоставляют в этой связи дополнительную скидку за оплату картами, они все равно продолжают настаивать на необходимости снижения стоимости услуг банков.

Снижение межбанковской комиссии даже на 1 п. п. может привести к негативным последствиям для потребителей

Несмотря на незначительное увеличение средней величины ставки межбанковской комиссии в период 2016–2019 гг., данный период охарактеризовался устойчивым ростом объемов безналичных операций, что является свидетельством сбалансированности ставок межбанковской комиссии, их стимулирующего воздействия на развитие системы безналичных платежей. Снижение межбанковской комиссии даже на 1 п. п. может привести к значительному снижению благосостояния потребителей при учете полного переноса дополнительных издержек банка на потребителя. При этом затронуты будут в первую очередь наиболее уязвимые сегменты населения (держатели карт, выпущенных в рамках зарплатных проектов). Если изменения комиссий не будут покрываться за счет потребителей, то издержки придется нести банкам. В первую очередь подобные изменения коснутся банков, портфель клиентов которых в основном сосредоточен в социально уязвимых группах населения (а это крупнейшие банки страны!). Маржинальность платежного бизнеса может существенно сократиться, вплоть до убыточности, что может привести к монополизации рынка эмиссии, а с учетом общей ситуации на рынке финансовых услуг это может повлиять на стабильность всей финансовой системы страны.

Ограничение межбанковской комиссии приведет к негативным последствиям, от которых пострадают не только конечные потребители, но и микропредприятия и малый бизнес

Расходы эквайрера на подключение торговой точки составляют в среднем 12–19 тыс. руб.: покупка POS-терминала – 10 тыс. руб, ремонт POS-терминала (в год) – 1,8 тыс. руб., связь и расходные материалы (в год) – 2,4 тыс. руб. Соответственно, в случае ограничения ставок эквайринга, например на уровне 1%, эквайрерам будет нерентабельно обслуживать предприятия с общим торговым оборотом менее 24 млн руб. в год, или 12 млн руб. безналичных платежей в год. Это значит, что более 70% торговых предприятий в сфере розничной торговли и услуг будут вынуждены покупать и обслуживать оборудование за свой счет или уйти в наличные расчеты. Малые и средние предприятия существенно полагаются на сервисы бесплатной поддержки от банков (в части бухгалтерии, юридической поддержки, программ лояльности, установки оборудования и др.). Подобные сервисы финансируются из оплаты межбанковской комиссии, размер которой напрямую зависит от ставок эквайринга. При сокращении ставок эквайринга можно ожидать сокращения стимулирующих программ для предприятий торговли со стороны банков, что может повлечь за собой увеличение других статей издержек предприятий.

Существенная доля рынка малых и средних предприятий пользуется услугами сервисов, экономика которых полностью построена на эквайринговых комиссиях, а альтернативные каналы монетизации отсутствуют (например Яндекс.Касса). Ограничение эквайринговых комиссий приведет к снижению рентабельности данных финтех-решений и может привести к снижению доли приема безналичных платежей и конкуренции.

Стратегические мотивы к приему безналичных платежей для предприятий, пользующихся услугами подобных поставщиков, особенно высоки, поэтому их недоступность приведет к неизбежным потерям в сегменте СМБ. В результате изменение тарифной структуры также может пошатнуть темпы развития цифровой экономики и привести к стагнации национальных программ развития «Цифровая экономика» и «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Кроме того, несмотря на низкие по сравнению с эквайринговыми тарифами ставки инкассации, сравнение стоимости эквайринга и прямых затрат на инкассацию является некорректным, так как инкассация сопряжена и с другими затратами для предприятия, включая время и зарплаты вовлеченных сотрудников.

Тезис о том, что программы лояльности банков неэффективны и вместо них нужно развивать программы лояльности ритейла, не выдерживает критики

Программы лояльности являются маркетинговым инструментом в коммерческой деятельности предприятия, и в тех рамках, в которых программы лояльности не нарушают законодательство и нормы ведения бизнеса, решения об их использовании, размерах инвестиций в них и т. д. принимаются предприятием самостоятельно на свой страх и риск. В том числе предприятие правомочно самостоятельно принимать решения о собственной программе лояльности, независимо от ее эффективности или мнения об этой эффективности иных предприятий.

В законодательстве не устанавливается приоритет программ лояльности одних отраслей перед программами лояльности других отраслей. Требование обратного – создания необоснованных преимуществ в ведении коммерческой деятельности для одной отдельно взятой отрасли – недопустимо.

В законодательстве РФ не устанавливается приоритет программ лояльности одних отраслей перед программами других

Более того, программы лояльности банков стимулируют потребление в целом, а не в магазинах конкретных торговых марок. В коалиционных программах лояльности банков участвуют предприятия малого и микробизнеса, которые не всегда имеют возможность организовать собственную программу поощрения покупателей. Эффективность банковских программ лояльности как инструмента стимулирования потребительского спроса была признана Минфином России, что нашло отражение в том числе во внесении изменений в ст. 217 Налогового кодекса (п. 8 ст. 2 Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 242-ФЗ «О внесении изменений в статью 105.15 части первой и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»), освободив от НДФЛ перечисления на банковские счета денежных средств клиентам в рамках бонусных программ.

В случае искусственного ограничения эквайринговых тарифов размером, не обеспечивающим экономически оправданный доход эквайрера и его инвестиции в развитие соответствующей платежной инфраструктуры и ее безопасность, следует ожидать появления на рынке «суррогатных» электронных платежных инструментов, конкурирующих по стоимости владения для конечного потребителя с продуктами кредитных организаций, но при этом не обеспечивающих должного уровня защиты прав потребителей. При снижении тарифа эквайреры будут вынуждены перекладывать часть своих расходов на потребителя для обеспечения положительной рентабельности эквайрингового бизнеса, что будет способствовать росту привлекательности для торговых точек более дешевых, но менее надежных платежных инструментов. Как пример – наблюдаемый сегодня резкий рост интереса к SoftPOS-решениям, несмотря на их сугубо нишевый характер. Прежде всего на такие инструменты будут переключаться малые и средние предприятия (для которых расходы на содержание платежной инфраструктуры торговой точки будут более существенными, чем для крупных предприятий), соответственно, снижение эквайринговых тарифов для таких субъектов приведет не столько к увеличению для них доступности эквайринговых услуг, сколько к их уходу в «серые» зоны безналичных платежей.

Для кредитных организаций регулирование размера эквайринга приведет к снижению инвестиций в инновации, внедрение которых является критически важным фактором для обеспечения безопасности расчетов и борьбы с кибермошенничеством, равно как и к стимулированию конкуренции на рынке безналичных расчетов. Как результат, можно ожидать роста уровня мошенничества и дискредитации электронных платежных инструментов, прежде всего для населения, и возврата к наличным расчетам, что не отвечает интересам государства (как минимум в налоговой сфере).

Плодотворное обсуждение уже идет между представителями индустрии торговли и банковским сообществом в рамках работы межведомственной Рабочей группы Ассоциации банков России по выработке согласованных решений и практическому определению направлений оптимизации размеров комиссии эквайринга. И этот диалог необходимо продолжать.

Введение ценового регулирования может быть оправданным в ситуации, когда существует недобросовестное или неконкурентное ценообразование, ущемление социальных интересов. Лоббисты введения регулирования не смогли представить никакого обоснования ни одному из подобных тезисов.

Конкурентную среду рынка подтверждает рост числа сервис-провайдеров на платежном рынке, многие из которых являются выходцами из ИТ-кластера Фонда «Сколково» или компаниями, получившими поддержку российских венчурных фондов.

Значительный прогресс российского платежного рынка в части широты ассортимента платежных услуг, внедрения и охвата инновационных платежных инструментов, наблюдающийся в последние несколько лет, стал возможен в силу более высокой инвестиционной привлекательности рынка, стимулировавшей конкуренцию на нем. Основа для этого формировалась до настоящего момента за счет рыночного ценообразования платежных услуг.

До настоящего момента ни одно из исследований, проводившихся в юрисдикциях с введенным ценовым регулированием эквайринга, не показало, что выгодополучателем регулирования стал бы кто-либо кроме ритейла, получившего рост доходности. При этом мотивом для регулирования заявляется якобы забота о конечных потребителях. Однако последние получают в результате введения регулирования скорее рост стоимости платежных и банковских услуг (1, 2, 3, 4, 5).

Также Банком России было признано нерезультативным и вредным для платежной индустрии введенное на период пандемии ограничение эквайринговых комиссий. Очевидно, что данное ограничение нельзя продлевать после 30 сентября или проводить новые эксперименты подобного плана.

Другие мнения и оценки автора

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку