Что будет с банками после появления цифрового рубля?

Войлуков Алексей Арнольдович

Войлуков Алексей Арнольдович

Вице-президент Ассоциации банков России

До 1 апреля ЦБ представит концепцию цифрового рубля. У банков неоднозначное отношение к национальной цифровой валюте. Вице-президент Ассоциации банков России Алексей Войлуков в колонке для Frank Media рассказал о том, какие опасения у банкиров вызывает цифровой рубль.

Чем шире на разных площадках обсуждается доклад регулятора о цифровом рубле, тем больше у экспертов появляется вопросов. Например, в докладе не прослеживаются ответы на волнующие всех проблемы - насколько необходим выпуск цифровой валюты, и какие задачи регулятор не может решить с использованием текущих вариантов расчетов и форм денег.

Ассоциация банков России провела несколько опросов по этой теме, ответы на которые представили 17 кредитных организаций из 160. Половина респондентов (53%) согласились с необходимостью введения цифрового рубля в ближайшей перспективе, учитывая общую тенденцию развития цифровых технологий.

Также 80% респондентов разделяют озабоченность из-за сокращения размера доступной ликвидности. По разным оценкам, в первое время внедрения цифрового рубля объем перетока составит около 4 трлн. рублей. Как следствие может возникнуть дефицит фондирования, что в свою очередь приведет к росту процентов по кредитным продуктам.

В порядке публичной дискуссии Банк России выпустил аналитическую записку «Что изменится для банков и их клиентов с введением цифрового рубля», а также статью на портале Econs «Как цифровой рубль повлияет на банки и их клиентов», в которых делается вывод, что опасения банковских экспертов беспочвенны. Так ли это?

Во-первых, давайте посмотрим, надо ли разделять дефицит фондирования и рост кредитных ставок, ведь одно следует из другого. Так, в случае перетока денег в цифровой рубль возникает временный дефицит фондирования. Для его покрытия банкам потребуется привлекать дорогую ликвидность со стороны Банка России, а также поднимать ставки привлечения высоколиквидных денежных средств с рынка и увеличивать ставки по срочным депозитам. Удорожание общей стоимости привлеченных ресурсов будет корректировать в большую сторону и ставки по кредитам для покрытия затрат по привлечению и размещению, а также кредитного риска.

Во-вторых, нельзя не учитывать совокупность значимых для банковского бизнеса факторов. В отличие от финтех компаний почти все пассивы для кредитных организаций платны. Если банк не выплачивает проценты клиенту, он все равно обязан платить страховые взносы в АСВ (минимум 0,4% в год), а также часть средств депонировать в Фонд обязательного резервирования, не получая по ним дохода.

Также, кредитные организации не получают процентных доходов с активов (их объем составляет более 6 трлн. рублей), которые держат на счетах в Банке России, в других кредитных организациях, кассах, банкоматах для осуществления расчетов и выполнения регуляторных требований. При этом они несут расходы на перевозку и обработку наличных денег.

Стоит также внести ясность по счетам 40817, к которым относятся расчетные счета физических лиц, а также пластиковые карты, счета индивидуальных предпринимателей. В большинстве своем на них начисляются проценты, например, различные накопительные счета предлагают доходность до 3%. И если по таким счетам нет статистики по средней процентной ставке, то не совсем корректно приравнивать их среднюю процентную ставку к счетам до востребования особенно с учетом масштабов 11,6 трлн. рублей против 0,5 трлн.

Говоря о широкой линейке инструментов рефинансирования Банка России при возникновении дефицита ликвидности, необходимо учитывать, что доступ к этим инструментам имеет ограниченный круг банков, а для небольших и средних кредитных организаций эти инструменты недоступны.

Еще одним важным фактором в структуре расходов кредитных организаций являются инвестиции на сопряжение с вводимой государством инфраструктурой. Подключение к единой биометрической системе, системе быстрых платежей, платформе маркетплейс, бесплатный выпуск и обслуживание карты МИР, содержание несколько инфраструктур по рассмотрению клиентских претензий (собственные у каждого банка и Службы финансового уполномоченного). Инвестиции на все публичные обязанности банки изыскивают, совершенствуя свои бизнес-модели и уделяя большое внимание развитию технологий.

Очень многие банковские эксперты не разделяют уверенность в силе конкуренции и невидимой руки рынка по вопросам, которые неизбежно возникнут при введении цифрового рубля. Так, в качестве альтернативы заработку на «дешевых» пассивах банкам рекомендовано повышать комиссионные доходы. Но при этом нельзя не брать в расчет, что одновременно с этим к кредитным организациям выдвигаются требования отказаться от комиссионных доходов в эквайринге, оплате услуг ЖКХ, денежных переводах, страховании.

Стоит внимательно изучить сложившееся ценообразование при обслуживании физических лиц, которое в карточном бизнесе формировалось с учетом субсидирования физлиц за счет эквайринговых клиентов, межпродуктового субсидирования (карты для заемщиков, зарплатные проекты). Регулирование банковского ценообразования и ускоренная цифровизация уже ставят вопрос - кто будет субсидировать банковское обслуживание низкодоходной категории клиентов-физических лиц. Пока ни один из обсуждаемых документов не дал на это ответа.

Дефицит фондирования и рост стоимости кредитования - не единственные аспекты, которые требуют всестороннего изучения и анализа на стадии проработки концепции запуска цифрового рубля. Решение о выпуске цифровых рублей в первую очередь повлияет на фундаментальные параметры денежного рынка, поставит под вопрос существование двухуровневой банковской системы. Поэтому логика - давайте запустим пилотный проект, а по ходу его выполнения разберемся с возникающими вопросами, выглядит странно на фоне неполученных ответов. Абсолютно согласен с Банком России в том, что приступать к внедрению цифрового рубля можно только после всестороннего анализа возможностей и перспектив его введения (не забывая экономическую точку зрения). Проработкой вопроса необходимо заниматься основательно с привлечением специалистов из различных областей и в первую очередь макроэкономистов. Возможно еще до введения пилотного проекта по цифровому рублю стоит спросить у клиентов, есть ли у них потребность в новой форме денег и существуют ли барьеры для развития их бизнеса в сложившейся инфраструктуре расчетов.

При введении новаций, как правило, принято смотреть на международный опыт. Например, Банк Швеции уже больше 5 лет занимается вопросом выпуска цифровой кроны. Проведены четыре стадии эксперимента, подготовлены необходимые законопроекты. Но несмотря на приверженность Швеции к безналичным расчетам, решение о выпуске цифровой валюты не принято до сих пор.

Опубликовано в Frank RG

Другие мнения и оценки автора

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку