Комитеты

Комитет по банковскому законодательству

Комитет по залогам и оценке

Комитет по инвестиционным банковским продуктам

Комитет по информационной безопасности

Комитет по ипотечному кредитованию и проектному финансированию (в сфере строительства и ЖКХ)

Комитет по комплаенс-рискам и ПОД/ФТ

Комитет по малому и среднему бизнесу

Комитет по наличному денежному обращению

Комитет по платежным системам

Комитет по рискам

Комитет по финансовым технологиям

Комитет по банкострахованию и взаимодействию со страховыми компаниями

Рабочая группа по изменению законодательства о залоге

Рабочая группа по учету, отчетности и налогам

Рабочая группа по вопросам аутсорсинга и взаимодействия с вендорами и поставщиками услуг и сервисов

Рабочая группа по гарантиям и аккредитивам

Проектная группа "ESG-банкинг"

Проектная группа по вопросам совершенствования правового регулирования взаимоотношений между финансово-кредитными организациями и детьми и подростками

Экспертный центр по цифровым финансовым активам и цифровым валютам

Совет по финансовому регулированию и ДКП

«Банковская система РФ играет такую же важную роль, как ядерный проект в конце 40-х годов в СССР»

Козлачков Анатолий Анатольевич

Козлачков Анатолий Анатольевич

Президент Ассоциации банков России

11 апреля VI Съезд Ассоциации банков России принял решение назначить на должность президента Ассоциации Анатолия Козлачкова, который с 2017 года занимал пост вице-президента. Сразу после своего назначения новый глава АБР дал эксклюзивное интервью главному редактору Национального банковского журнала (NBJ) Станиславу Комарову.

-  Анатолий Анатольевич, примите наши поздравления с новым назначением. В своём выступлении на съезде вы обозначили основные задачи, стоящие перед Ассоциацией на ближайшую перспективу. Прежде всего, по вашим словам, необходимо обеспечить преемственность. Что вы подразумеваете под этим?

- Речь шла не столько о конкретных задачах – их очень много, сколько о ключевых принципах, на основе которых, по моему мнению, имеет смысл организовывать работу Ассоциации. Первый из них – действительно, преемственность по отношению к той политике, которую проводил Георгий Лунтовский. (Напомним, Георгий Иванович скончался 9 марта на 74-ом году жизни после тяжелой болезни. NBJ, как и весь финансовый рынок, выразил свои соболезнования близким и коллегам Лунтовского – прим. Ред.)

Главная задача, сформулированная банковским сообществом перед его командой на рубеже 2017–2018 годов, состояла в том, чтобы наладить эффективный диалог с регулятором.

Именно об этой задаче мы говорим как о фактически решённой, поскольку Ассоциация ведёт постоянный активный диалог с регуляторами и выступает экспертной площадкой для выработки решений практически по всем актуальным вопросам развития банковского, а в какой-то степени и всего финансового рынка. У нас действуют 20 рабочих органов, это 12 комитетов, пять рабочих групп, одна проектная группа, два экспертных центра. Они занимаются разными темами и работают по своему собственному плану, но на более высоком уровне эта деятельность интегрируется и служит общей цели – эффективному диалогу с регулятором в интересах банков.

Сейчас же стоит вопрос о том, каким может быть следующий уровень в диалоге с регулятором. На мой взгляд, это партнёрство по вопросам стратегического целеполагания.

-  В чём такое партнёрство может заключаться?

- Ассоциация сегодня выросла до того, чтобы принимать участие в обсуждении именно стратегических вопросов развития банковской системы, а не только быть контрагентом Банка России и других регуляторов по вопросам оперативных изменений в законодательном и нормативном регулировании финансовой системы.

Почему мы думаем, что способны сегодня подняться до уровня стратегического целеполагания? Главный аргумент – у нас сформирован целый пул своих экспертов очень высокого уровня, который способен рынку свое целеполагание предъявить.

Это не означает, что здесь будет иметь место соревновательность с регулирующими органами. Мы понимаем, что регулятор, поскольку он отвечает за государственную политику в том или ином направлении, никогда не отдаст нам возможность быть последней инстанцией при принятии решений. Но в ходе их выработки мы вполне можем быть партнёрами с регуляторами.

Речь идёт именно о синергии, а не о противостоянии. Мы понимаем, что только в атмосфере партнёрства можем развивать финансовый рынок и сильную банковскую систему как его часть.

-  Тогда что, в вашем понимании, делает банковскую систему сильной?

- Наш банковский сектор уже является одной из самых передовых отраслей экономики России. Может быть, даже самой передовой с точки зрения применяемых технологий, интеллектуальной нагруженности, цифровизации. И, на мой взгляд, сегодня банковская система Российской Федерации играет такую же важную роль – это мало кто понимает и мало кто отдаёт себе в этом отчёт – как, например, ядерный проект в конце 40-х годов в СССР. Так же, как в 1940-х годах прорыв всех технологий был завязан на ядерные исследования и испытания, сегодня возможности такого прорыва сосредоточены в технологиях искусственного интеллекта.

Кто первым создаст сильный искусственный интеллект, тот приобретёт невиданные конкурентные преимущества. Мы сегодня находимся на передовых позициях, и если отстаём от кого-то, то ровно настолько, чтобы суметь преодолеть это отставание в обозримом будущем.

Поэтому, когда мы говорим о сильной банковской системе, мы говорим, прежде всего, о её лидерах, так как именно они развивают технологии искусственного интеллекта. Мы говорим о том, что банковская система сильна своими лидерами, и нам нужно их поддерживать, помогать им на государственном уровне.

Всесторонняя поддержка лидеров индустрии и репликация их опыта на всех игроков – это и есть наша формула успеха, которую мы должны преследовать.

-  На ваш взгляд, какова роль Ассоциации в этом процессе?

- Мы должны постоянно взаимодействовать с регуляторами и подталкивать их в нужную сторону с точки зрения правильного регулирования этой технологии, чтобы избежать создания искусственных препонов и ограничений на пути развития систем искусственного интеллекта и цифровизации в целом.

И, конечно, наши экспертные возможности помогут осмыслить процессы, связанные с созданием искусственного интеллекта, а в будущем – стандартизировать его применение на рынке, разработать соответствующие нормы и правила.

-  В описанном вами высокотехнологичном будущем не видно небольших банков…

- …Напротив. Я уже говорил о репликации опыта лидеров на всех игроков рынка. Одним из ключевых принципов в нашей работе я вижу поддержку синергии больших и малых банков.

Сегодня очевидно, что когда Банк России создавал пропорциональное регулирование и особые условия для банков с базовой лицензией, он ступил на правильную дорогу. Это принесло свои плоды – именно относительно небольшие банки взяли на себя существенную часть трансграничных платежей. Для нас это свидетельство того, что все уровни банковской системы достойны внимания, а их синергия обеспечит нам новый скачок в развитии.

Уже можно сформулировать перспективное направление для малых и средних банков – это нишевый подход. Практически у каждого из них можно обнаружить дополнительные ниши, в которых они могут составить успешную конкуренцию крупным игрокам или стать их партнёрами.

Скорее всего, будущее за таким нишевым подходом и синергией между большими и малыми банками. У ассоциации здесь своя роль – организатора и генератора идей, которые мы будем предлагать регулятору.

Ну и, наконец, есть ещё один принцип нашей работы – это собственный взгляд на проблемы конкуренции на финансовом рынке. Это очень сложный вопрос, поскольку конкуренция на финансовом рынке складывается из очень многих сегментов, которые зачастую переплетаются друг с другом. Но есть главная, на наш взгляд, проблема, которая не решена даже на теоретическом уровне – это вопрос о том, каким образом банки будут конкурировать с бигтехом.

Проблема эта давно сформулирована и понятна: банки слишком сильно зарегулированы, в том числе из-за высокой социальной ответственности, которая на них возлагается со стороны государства. Этот подход оправдан, он практикуется во всём мире, не только у нас. Но когда игроки в виде бигтеха приходят на конкурентную поляну, где традиционно работают банки, возникает вопрос: на каких принципах и нормах эти новые игроки будут там действовать? Поскольку при любых обстоятельствах у них в большей степени развязаны руки, просто в силу того, что нет дополнительно регуляторной и финансовой нагрузки по сравнению с банками.

Мы уже сталкиваемся в ряде законопроектов с тем, что не можем пока нащупать теоретический принцип, на основе которого должно быть разделено одно от другого, и сформулировать его в ясном и непротиворечивом виде. Вот, пожалуй, самое главное противоречие в сфере конкуренции, которое нам придётся разрешить в ближайшей перспективе.

-  Вы один из самых известных специалистов по банковскому праву. До своего избрания курировали правовые вопросы в Ассоциации. Означает ли это, что АБР в дальнейшем поставит законотворческую работу во главу угла?

- Мы являемся лоббистом банковской системы, представителями кредитных организаций. Поэтому выбор приоритетов в работе ассоциации связан не со склонностью к тому или иному виду работы, а с поиском решений, позволяющих наиболее оптимальным образом выполнить те задачи, которые ставят банки. У законотворческой работы есть своё место, у работы с регуляторикой – своё, а также есть место другим видам деятельности, например, информационно-аналитической функции, которая в Ассоциации достаточно развита.

На прикладном уровне это могут быть изменения или дополнения в нормативные акты, изменения законодательства или принятие нового закона, разъяснения Банка России или корректировка его позиции в каком-либо вопросе, которая помогает банкам работать эффективнее и с меньшей административной нагрузкой. То есть мы будем в своей деятельности руководствоваться запросами банков и при этом оптимизировать усилия: если принятие закона является избыточной мерой, мы не будем ставить таким образом вопрос.

-  На съезде практически все выступающие высказывались о таксономии технологического суверенитета. Применительно к банковскому сектору, какие проблемы существуют в реализации этой программы, и с какими предложениями выступает АБР?

- На мой взгляд, самый чёткий диагноз по поводу ситуации с финансированием проектов таксономии был поставлен Председателем Банка России Эльвирой Набиуллиной: по итогам обсуждения с банками регулятор пришёл к выводу, что в первую очередь дефицит проектов связан с относительно высокими инвестиционными рисками. Банк России может предложить стимулы для банков, но на сами риски по проектам его регулирование не влияет, их могут снизить только механизмы финансовой поддержки заёмщиков.

То есть глобально речь сейчас идёт о необходимости каких-то встречных действий правительства, увеличении объёмов поддержки, гарантий по кредитам. Но если взять проблему, с которой непосредственно столкнулось банковское сообщество, то суть её в том, что изначально были введены слишком жёсткие критерии для отбора проектов в рамках таксономии. Смягчать требования означает наращивать риски внутри банковской системы. А если планку не снижать, мы не можем развивать кредитование в рамках таксономии и реализовать заложенный в неё потенциал финансирования в объёме 10 трлн.

-  Насколько ресурсная база банков позволяет им формировать долгосрочные кредиты? Минфин выступил против освобождения от налогообложения длинных вкладов. По мнению министерства, необходимо стимулировать граждан больше инвестировать в инструменты долгосрочных инвестиций.

- Мысль о том, что нужно развивать рынок капитала, верная. Но у нас в стране так исторически сложилось, что рынок капитала не столь развит, как банковский сектор. И радикальные структурные изменения в интересах экономического рывка быстро провести невозможно. Поэтому многие эксперты считают, что правильным подходом было бы наращивать как раз пассивы в банковской системе для того, чтобы осуществлять финансирование приоритетных проектов. И в краткосрочном и среднесрочном периоде это вообще единственный выход.

На сегодняшний момент это проще и реалистичнее, нежели перестроить структуру рынков таким образом, чтобы превалирующим был рынок капитала. Конечно, никто не говорит о том, что его не надо развивать. Рынок капитала нужно развивать, но и заблуждаться по поводу возможности быстро его реструктурировать, радикально нарастить, увеличить в объёмах, просто смысла нет.

Поэтому, видимо, надо делать ставку на то, чтобы в течение краткосрочного и среднесрочного периода всё-таки увеличивать пассивы. Об этом тоже говорила и Председатель Банка России, и многие выступающие. То есть реалистичный подход такой: сегодня делаем ставку на банковский рынок, но с одновременным развитием рынка капитала.

-  Расскажите подробнее о новых инициативах, которые, по мнению Ассоциации, помогут развитию российской экономики и поддержанию финансовой стабильности.

- Мы уже говорили о преемственности. Хороший пример этому – планирование на среднесрочный период. Сейчас мы строим работу на базе «Основных направлений деятельности Ассоциации банков России на период 2023–2025 гг.», которые были подготовлены по предложениям наших участников и утверждены ими год назад.

В этом документе обозначены все важные для нас инициативы, проекты и активности, которые безусловно способствуют стабильному развитию финансового сектора и экономики в целом. В этом смысле главное качество любой нашей инициативы в том, что она родилась не на пустом месте и всегда учитывает то, что уже сделано.

Содействие импортозамещению программного обеспечения, стимулирование кредитования проектов технологического суверенитета и устойчивого развития, снижение регуляторной нагрузки, развитие долгосрочных сбережений и поддержка банков с базовой лицензией, совершенствование порядка расчёта новой нормативной краткосрочной ликвидности, построение операционной модели ИT-аутсорсинга, рационализация отчётности – часть этих инициатив новые, но все они точно важные и нужные.

Мы продолжим реализацию актуальных задач по развитию финансовых технологий и международных расчётов, снижению регуляторной нагрузки на банки, развитию риск-чувствительного стимулирующего регулирования для банков, противодействию кибермошенничеству и другим важным для банковского сообщества направлениям.

Есть у нас предложения и о стимулировании кредитования на новых территориях, в том числе снижении резервирования в отношении таких кредитов. Без принятия данных решений увеличить присутствие кредитных организаций в новых регионах невозможно, кроме того, данные меры позволят осуществлять увеличение занятости, создание новых рабочих мест не только за счёт бюджетных вливаний.

Продолжим взаимодействие с регулятором в рамках гармонизации применения макропруденциальных надбавок и макропруденциальных лимитов, с учётом уже реализованных и планируемых изменений в регулировании розничного кредитования. Целесообразно обсудить обязательность соблюдения Банком России ключевых процедур введения макропруденциальных лимитов, например, сроки и частоту внесения изменений, обязательность проведения предварительного обсуждения с банковским сообществом и заинтересованными министерствами, необходимость обоснования объективности используемых показателей и уровней ограничений, оценки соответствия вводимых ограничений заявленным целям и возможностей их достижениями другими инструментами банковского регулирования и надзора.

Как я сказал в самом начале, задач у нас очень много, но я уверен, что, руководствуясь ключевыми принципами в нашей работе, мы сможем большинство из них выполнить или, как минимум, добиться существенного прогресса.

Источник: Журнал NBJ


Другие мнения и оценки автора

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку