Банки и инфраструктура финансового рынка – драйверы трансформации экономики

Епифанова Яна Викторовна

Епифанова Яна Викторовна

Вице-президент Ассоциации банков России

Наша экономика столкнулась с колоссальным санкционным давлением и огромным количеством вызовов. Накопленный опыт борьбы с кризисами научил и органы власти, и бизнес быстро адаптироваться под новые условия.
Оперативные меры, предпринятые Банком России и Правительством, стабилизировали ситуацию. Запущен процесс структурной трансформации экономики, которая происходит по-разному для различных отраслей, предприятий и регионов: где-то это поиск новых рынков сбыта, где-то поиск альтернативных поставщиков сырья, комплектующих, оборудования, где-то — разворачивание новых производств, направленных на глубокую переработку сырья, производств с высокой добавленной стоимостью, запуск новых производственных площадок. Запущены программы льготного кредитования, программа промышленной ипотеки, приняты другие эффективные мер, которые, я уверена, позволят нам вырулить из этой сложной ситуации.

Банковский сектор несмотря на то, что именно на него пришелся первый и самый мощный удар, выдержал шоки этого года и сохраняет потенциал для кредитования и запас прочности. Кредитование продолжается хорошими темпами. Особенно заметна кредитная активность в корпоративном секторе: предприятия используют кредитные ресурсы, чтобы адаптироваться к новым условиям, заместить внешние заимствования. По предварительным оценкам Банка России, за 10 месяцев 2022 г. корпоративный портфель вырос на 9,9%, это даже больше, чем в прошлом году (9,7%).

Хорошую динамику показывает сектор МСП – за 9 месяцев кредитный портфель МСП достиг рекорда и составил около 8,7 трлн руб., а выдача кредитов за год увеличилась более чем на 16%.

Тема нашей секции «Новые возможности устойчивого развития». По сути, мы говорим об устойчивом развитии в условиях глобальной неустойчивости, нестабильности. Говорим о том, что в результате взгляд на устойчивое развитие меняется. И мы понимаем, что повестка устойчивого развития гораздо шире, чем ESG.

В сегодняшних дискуссиях на эту тему на самых разных уровнях, в финансовой сфере, прежде всего обсуждаются вопросы, связанные с финансированием модернизации экономики, поиском эффективных инструментов трансграничных расчетов для обслуживания международного торгового оборота и обеспечением технологической безопасности, в том числе в финансовой сфере.

Все эти вопросы стоят очень остро, и каждому из этих направлений можно посвятить отдельную дискуссию.

В сложившихся непростых условиях в нашем обществе сформировался и окреп тренд на развитие в направлении ответственной экономики. Вопросы устойчивого развития уже прочно вошли в международную и российскую бизнес-повестку и остаются актуальными даже сейчас. Особенно у нас, в России. Почему? Это обусловлено тем, что:

- вопросы, связанные с экологией, и желание сберечь нашу уникальную природу, не исчезли;

- со всей очевидностью проявилась острейшая потребность в модернизации промышленности, в первую очередь на основе инновационных подходов, передовых энерго- и ресурсоэффективных технологий, экономики замкнутого цикла;

- происходит перестройка глобальных цепочек поставок, мы выстраиваем отношения с зарубежными партнерами из дружественных стран, со стороны которых в перспективе неизбежно будут предъявляться высокие требования к углеродоемкости продукции и соответствию ESG-принципам;

- стали еще более актуальны задачи повышения уровня и качества жизни.

99% компаний, опрошенных РСПП в апреле-мае текущего года, подтвердили, что проекты устойчивого развития сохраняют актуальность, при этом подлежат уточнению приоритеты и сроки реализации поставленных задач.

Опрос Ассоциации, проведенный среди банков в июле 2022 года, также показал, что и банки не собираются отказываться от ESG-повестки. Те банки, которые уже вовлечены в повестку устойчивого развития, продолжат реализацию своих ESG-планов, часть из них лишь скорректируют сроки, а банки, которые в повестку не вовлечены, тем не менее планируют ее реализацию в будущем.

На государственном уровне также сохраняется внимание к вопросам устойчивого развития. Они отражены в государственных документах стратегического планирования, получают свое развитие на уровне подзаконных актов и нормативного регулирования. В частности, развивается нормативная база устойчивого финансирования. Создана таксономия зеленых и адаптационных проектов, а также требования к системе их верификации. Эти документы являются основой для развития рынка ответственного финансирования в России. Идет работа над созданием таксономии социальных проектов. В мире на данный момент нет аналогичного документа, декларируются только общие принципы. 

Банком России на ближайшую и среднесрочную перспективу определены – задачи в сфере устойчивого развития. Их три:

· дальнейшее развитие рынка устойчивого финансирования;

В частности, в отдельный класс планируется выделить инструменты, нацеленные на декарбонизацию и адаптацию к изменению климата. С учетом структуры нашей экономики это очень важно и востребовано. Это позволит компаниям из «грязных» отраслей получить доступ к финансированию для достижения указанных целей.

· интеграция ESG-рисков в регулирование;

· развитие национальной системы углеродного регулирования
и системы биржевой торговли углеродными единицами.

Сегодня мы видим, что под влиянием геополитических изменений происходит трансформация ESG-повестки, ее суверенизация. В первую очередь уточняются приоритеты.

Концепция ESG имеет все шансы стать идеологической основой предстоящих преобразований. Для этого необходимо расширить содержание повестки устойчивого развития и адаптировать ее к национальным целям и интересам.

Необходимо акцентировать внимание на развитии инструментов финансирования проектов в области новой энергетики, декарбонизации и адаптации к изменению климата, защиты окружающей среды, решения социальных вопросов, обеспечения технологического суверенитета, импортозамещения и модернизации экономики, в том числе на основе экономики замкнутого цикла. Первоочередное внимание уделить развитию производств по глубокой переработке своего сырья.

В этих целях, Правительством при участии Банка России создается таксономия проектов технологического суверенитета и модернизации экономики. Она нужна, чтобы определить стратегически важные на данном этапе направления, которые должны сейчас развиваться ускоренными темпами, и требуют больших финансовых ресурсов.

И чтобы кредитование таких проектов набирало обороты, Банк России заявил, что планирует, исходя их этих приоритетов, применять стимулирующее регулирование ĸ банкам.

Что мы сегодня имеем в финансировании проектов устойчивого развития

В период 2018-2021 годов объем выпуска облигаций российских эмитентов в формате устойчивого развития составил около 418 млрд руб., и половина этой суммы (212 млрд руб.) пришлось на 2021 год. После понятной паузы в первом полугодии на сегодня на Московской бирже состоялось размещение
3 выпусков облигаций в формате устойчивого развития с совокупным объемом более 70 млрд рублей.

Объем кредитования зеленых и социальных проектов оценивается сегодня порядка 1,2 трлн руб. Рост по сравнению с предыдущей оценкой обусловлен как выдачей новых, так и отнесением в эту категорию ссуд, предоставленных ранее и попадающих под критерии ESG-кредитов.

Банки системно приступили к маркировке своих портфелей, что находит отражение в статистике. Подавляющая часть этой суммы (91%) по-прежнему приходится на долю крупнейших, системно значимых кредитных организаций. Однако, годом ранее их доля составляла 96%, что свидетельствует о постепенном вовлечении в ESG-кредитование других банков, в том числе средних и небольших.

Тем не менее ключевой интерес, компетенции и действия в сфере ESG сосредоточены пока преимущественно в банках из топ-20, при этом есть успешные примеры внедрения ESG-концепции в региональных банках.

Сегодня банки предлагают клиентам различные ESG-продукты и инструменты: зеленые, социальные, переходные кредиты, а также кредиты с привязкой к показателям устойчивого развития и к ESG-рейтингу. Со стороны клиентов востребована помощь и консультации банков по ESG-трансформации бизнеса, помощь в организации выпусков ESG-облигаций.

Чтобы сформировать такие предложения и успешно управлять портфелем ESG-кредитов, банки вовлекаются в процессы собственной ESG-трансформации, разрабатывают стратегии, политики, совершенствуют внутренние процессы, внедряют системы ESG-оценки и рейтингования клиентов, добровольно составляют и публикуют нефинансовые отчеты.

Вместе с тем структурная перестройка и модернизация промышленности требует ускоренных темпов, а значит нуждается в поддержке государства. Приоритеты должны найти отражение в системе действенных стимулов. Наш опрос показывает, что принятие стимулирующих мер со стороны Банка России и Правительства коренным образом повлияет на заинтересованность бизнеса и скорость трансформации (так считают 90% респондентов).

По мнению банков, самыми действенными станут меры по:

- субсидированию процентных ставок ESG-кредитов (89%);

- предоставлению государственных субсидий при кредитовании проектов, отвечающих критериям ESG (84%);

- меры налогового стимулирования для организаций (78%) и банков (62%);

- снижение риск-весов и требований к резервам (76%).

На мой взгляд важно, чтобы меры ESG-поддержки были доступны компаниям и банкам любого размера, чтобы бизнес-модель, ориентированная на устойчивое развитие, стала максимально интересна бизнесу как возможность внедрения передовых технологий и получения, с одной стороны, поддержки от государства, а с другой стороны, более дешевого финансирования.

Текущий год многие банки, вероятно, закончат, скажем мягко, с очень скромными результатами, поэтому делать esg-кредиты привлекательными для бизнеса за счет снижения ставок, то есть кредитовать за счет снижения собственной маржи они не смогут. Да и это, пожалуй, в целом опрометчиво, ожидать, что коммерческие банки будут продвигать кредитование приоритетных для государства направлений за счет собственной прибыли.

Именно поэтому, так важно обеспечить систему приоритетов, которые будут определены, эффективными инструментами в виде мер гос. поддержки.

Необходимым элементом в системе управления любым процессом является обладание достоверной информацией о нем. Данные – это то, от чего мы должны отталкиваться при оценке состояния и динамики развития, при оценке рисков, при принятии решения о применении стимулирующих мер. К сожалению, в сфере ESG пока наблюдается нехватка системных достоверных данных.

Это связано отчасти с необязательностью отчетности, отчасти, с отсутствием единых стандартов и методик расчета показателей, отчасти с ограничениями и опасениями, связанными с раскрытием информации, отчасти с вопросами к процедурам сбора и достоверности раскрываемых данных, наличием возможности по проверке раскрываемых данных. Много разных аспектов. Для банков это большая проблема, поскольку данные для них - источник информации для оценки рисков. То есть это вопрос, напрямую связанный с принятием решения о возможности предоставления и стоимости финансирования.

И эта проблема наблюдается не только у нас, но и во всем мире. В настоящее время существует множество стандартов, методик оценки ESG-проектов, ESG-рейтингов и рэнкингов. Что приводит зачастую к тому, что одна и та же компания может выглядеть хорошо с точки зрения ESG в одном рейтинге, и в то же время плохо, использую иную оценку или методологию. Такие примеры часто встречаются и на западном рынке. Это приводит к недоверию со стороны общественности и финансовых институтов к формируемым оценкам. Чтобы упорядочить этот процесс, Банк России уже ведет работу по разработке модельной методологии ESG-рейтингов, и это большой шаг на пути стандартизации подходов.

Учитывая лидирующие позиции России в цифровизации финансов, важно внедрять эти передовые практики в сферу ESG. Цифровые технологии помогут реализовать прозрачные механизмы сбора и аутентификации исходных данных, повысить прозрачность и согласованность конечных отчетов, помочь в управлении цепочками поставок в контексте ESG. Сегодня уже есть примеры, когда банки внедряют цифровые ESG сервисы, например ESG-самодиагностику для компаний на основе технологий искусственного интеллекта, инструменты для оценки ESG-факторов поставщиков и другие. 

Многие крупные отечественные компании уже много лет занимаются ESG-повесткой, реализуют социальные программы и заботятся о своем воздействии на окружающую среду, рассматривают территории своего присутствия как территории своей ответственности. И они это делали до того, как это стало модно. И продолжают делать сейчас, когда наша страна и экономика столкнулась с беспрецедентным количеством вызовов. На их примере мы видим, что устойчивое развитие — это не пиар-ход, это уверенный вектор развития бизнеса и общества в направлении ответственной экономики.

В центре повестки устойчивого развития стоит человек и его благополучие в широком смысле слова: возможности для недискриминационного роста, развития, получения достойного образования и вознаграждения за свой труд, потребности в чистой воде и воздухе, качественных продуктах, возможности для поддержания здоровья и эмоционального благополучия, обеспечения достойного уровня и качества жизни.

Создание условий для такого благополучия – это зона ответственности как государства, так и бизнеса, который хочет устойчиво развиваться.

Как писал нобелевский лауреат по экономике Гэри Беккер «если технологии – мотор экономики, то человеческий капитал – ее топливо, и экономические успехи отдельного человека и целых экономик зависят от инвестиций в эту самую важную для современного мира форму капитала».

Поэтому так важно думать не только о сегодняшнем дне, но и о будущих поколениях, доносить именно такую философию общественности, двигаться по пути ответственной экономики.







Другие мнения и оценки автора

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку