Смогут ли банки за два года перейти на отечественное ПО

Войлуков Алексей Арнольдович

Войлуков Алексей Арнольдович

Вице-президент Ассоциации банков России

По указу президента России от 1 мая 2022 года "О дополнительных мерах по обеспечению информационной безопасности РФ", компании, относящиеся к критической инфраструктуре, должны до 2025 года провести импортозамещение программного обеспечения (ПО). Насколько сложна эта задача в финансовой сфере, хватит ли продуктов, специалистов, средств? Эти вопросы мы задали вице-президенту Ассоциации банков России Алексею Войлукову.

Опубликовано: Российская газета - Экономика УРФО: №50(8995)


Алексей Арнольдович, в прошлом году до 45 процентов всех DDoS-атак из-за рубежа было направлено именно на финансовые институты. Под удар попали только крупные участники рынка?

Алексей Войлуков: В первую очередь известные, у которых много клиентов и средств, - чтобы причинить максимальный ущерб. Но это не значит, что средним и небольшим региональным банкам можно спать спокойно.

У федеральных финансовых структур мощные IT-службы, они ведут собственные разработки. Насколько защищены региональные банки? Они пользуются готовыми продуктами?

Алексей Войлуков: Нет ни одного кредитного учреждения, которое применяет только свои продукты. Это невыгодно экономически: разработка достаточно затратна, для нее нужны программисты с соответствующей квалификацией. К тому же зачем тратить время и деньги на повтор какого-то решения, если их много на рынке?

Конечно, у крупных кредитных организаций имеется определенное преимущество: специалисты, которые умеют купленное ПО настроить под себя, правильно интерпретировать данные, понять, чего не хватает, и дописать или создать свои модули. Регионалам в этом плане сложнее, но у них и нет такой цели. В большинстве случаев они используют решения отечественных вендоров, которые позволяют интегрироваться с разными модулями, в том числе иностранными, какие-то вещи берут у крупных партнеров.

Банковский сектор считается одним из самых высокотехнологичных в России. Что-то изменилось за год?

Алексей Войлуков: Наша отрасль является одной из самых оцифрованных. Не только в сравнении с другими отраслями российской экономики, но и в сравнении с банковскими системами большинства стран мира. На сегодня радикально ничего не ухудшилось, и это плюс, потому что предпосылки были: массовый уход иностранных поставщиков, которые отказались сопровождать свое ПО, закрыли получение обновлений. Поначалу были опасения, справится ли отрасль, но по мере проведения переговоров и переосмысления ситуации они сошли на нет. Установленные IT-решения в большинстве случаев продолжают работать. До 2025 года есть время, чтобы протестировать, докрутить, модернизировать.

Были ситуации, когда поставщик просто перестал исполнять договор и оборудование превратилось в "кирпич"?

Алексей Войлуков: Нет, все функционирует, поскольку внутри самих банков накоплен опыт по настройке и сопровождению. Сложности могут возникнуть по мере выхода обновлений (раньше поставщик направлял патчи с описанием, как активировать определенные функции). Такие "дыры" будут проявляться постепенно, поэтому и появился указ о переходе на отечественное ПО.

Насколько высока сегодня доля иностранного ПО в банках?

Алексей Войлуков: Такую статистику никто не вел. На мой взгляд, соотношение было примерно 30 на 70 в пользу импорта. По средствам защиты информации выбор неплохой, почти в каждом классе есть или создаются отечественные аналоги. Проблема в основном связана с обеспечением сетевой безопасности. При этом надо понимать, что заменить всё сразу невозможно, в первую очередь необходимо сделать то, что критически важно. Государство и коммерческие компании объединили усилия, чтобы выработать единые требования к разработчикам. Основное пожелание банков - производительность и стабильность.

Почему раньше предпочитали импортное ПО? Оно продавалось дешевле или выбор был ограничен?

Алексей Войлуков: Мир тогда мыслил категориями глобализации: в одной стране выпускали инструменты для баз данных, в другой - для аналитики, в третьей - для проведения транзакций. Когда все это можно свободно купить, включая сопровождение на разных языках, создавать весь спектр самому бессмысленно. Поэтому российские компании предлагали свои решения там, где являются передовиками, например в видеоаналитике, или конкурировали в нишевых продуктах.

Сколько вендоров предлагают российское ПО для банковской сферы?

Алексей Войлуков: Более точные данные есть в Минцифры. Могу сказать, что тех, кто специализируется на разработке банковского обеспечения, десятки. А тех, кто поставляет универсальные решения, например для электронного документооборота, сотни. Есть компании, готовые работать по заказу, есть такие, что уже близки к выводу на рынок определенных продуктов, но это не значит, что они могут объять необъятное и за месяц заменить все то, что создавалось за рубежом десятилетиями.

Готовы ли банки на незапланированные траты?

Алексей Войлуков: Они постоянно инвестируют в "цифру". С одной стороны, регулятор изначально выставлял жесткие требования по обеспечению процессов и защите информации - участники рынка привыкли выполнять их. С другой - они ориентированы на работу с потребителями, а это миллионы людей и компаний, которые хотят получить удобный сервис, не выезжая в отделение и не заполняя кучу бумаг. Даже если какой-то вендор ушел, нельзя просто развести руками: "Извините, мы возвращаемся на старые технологии". Надо искать замену, чтобы клиент не заметил перехода.

Насколько реально заменить все импортное ПО к 2025 году?

Алексей Войлуков: Задача, безусловно, сложная. Такие вещи реализуются поэтапно, включая стимулирование инвестиций в IT налоговыми преференциями. Но все реально, если делать, а не рассуждать.


P.S.

С 1 марта 2023 года вступил в силу приказ ФСБ о новом порядке взаимодействия операторов персональных данных с Национальным координационным центром по компьютерным инцидентам. Теперь юридические и физические лица, собирающие сведения, обязаны информировать об утечках в течение суток. Под это правило подпадают семь миллионов организаций в стране. Те из них, что уже подсоединены к инфраструктуре ФинЦЕРТ Банка России (более 1000 игроков финансового рынка), будут передавать сообщения через нее, остальные - через Роскомнадзор, заполнив уведомление о факте неправомерного доступа.


Другие мнения и оценки автора

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку