Алексей Войлуков в программе РБК-ТВ "Деловой день"

Войлуков Алексей Арнольдович

Войлуков Алексей Арнольдович

Вице-президент Ассоциации банков России

Вице-президент Ассоциации банков России Алексей Войлуков принял участие в программе РБК ТВ «Деловой день». Где обсуждалась тема «Заградительные тарифы: борьба с отмыванием или источник дохода банков».

Вопрос: история с дополнительными комиссиями и дискриминационными тарифами, возникла далеко не вчера. Как долго банки практикуют эту тему?

А. В. Да, действительно, это возникло не вчера. На самом деле, рекомендательные письма ЦБ и точечные рекомендации исходят уже, наверное, лет 10, Как появился закон, и Центральный Банк, кредитные организации включились в эту работу. Центральный Банк выявляет различные схемы, по которым происходит отмывание, и для пресечения рекомендует различные способами бороться с ними. Один из способов - это повышение тарифов для подобных клиентов, чтобы экономически данные операции сделать нецелесообразными. Но в последнее время, в последние год-два это действительно приобрело такой массовый, валовый характер

А рекомендации Банка России это как бы не нормативка - могли бы и не руководствоваться. Или не могут не руководствоваться? Или есть рекомендации, которые фактически - закон?

А. В. С точки зрения юридической, действительно, рекомендации - это какой-то документ или письмо рекомендательного характера. Которое банки могут соблюдать, не соблюдать, выполнять частично, сами определяя целесообразность рекомендаций. Но все банки понимают, что Центральный Банк - это мегарегулятор.

И уже привыкли за десятилетия, что любые рекомендации или даже публичные заявления - являются для них обязательными. И действительно, если отдельные банки не выполняют подобные рекомендации, не меняют свои внутренние документы, где прописывается, как бороться с подобными операциями, то рано или поздно Центральный Банк вызывает их на совещание, где предупреждает. Ну а в дальнейшем при неисполнении, это может грозить введением каких-то ограничений для банка и даже отзывом лицензии.

Значит ли это, что Центральный Банк стал жестче контролировать банковское сообщество с точки зрения антиотмывочного законодательства, акцентируя этот момент? Либо банки увидели, что соседи проворачивают такую интересную сделку и О! Черт, на этом можно заработать! Мы что, самые последние люди на рынке? Давайте и мы втянемся!

А. В. Нет, здесь интересы заработать стоят на последнем месте. Может быть, какой-то один или два игрока могут рискнуть построить свою бизнес-модель в этом направлении. Но в большинстве именно банки выполняют все те рекомендации, которые идут сверху. Центральный Банк отстроил свою систему, которая позволяет в режиме реального времени мониторить происходящие операции и очень быстро видит, иногда быстрее, чем сам банк, что его клиент начинает проводить какие-то сомнительные платежи, и запрашивает информацию. Естественно, банки пытаются выстроить преграды для подобных клиентов. И иногда это выстраивают, завышая тариф или вводя его для всех подобных типов операций, потому что им сложно отследить каждого клиента в отдельности.

Если посмотреть на инструментарий, о котором мы сейчас говорим, в виде дополнительных тарифов, то этот инструментарий предлагается Центральным Банком? Либо это инструментарий, который банки ввели, исходя из рекомендаций? То есть, эти инструменты были изобретены самими кредитными организациями, либо ЦБ?

А. В. Это были инструменты, предложенные Центральным Банком, но которые ни в одном официальном документе не фигурируют. Но это доводится до банков точечно, в тех письмах, когда идет переписка с конкретным банком. Или на совещаниях, когда вызывают банки, указывают, что у него есть ряд клиентов, которые совершают плохие схемы, и ему нужно выстроить барьеры, систему, которая позволит прекратить деятельность подобных клиентов.

Если предположим, эти поправки будут внесены и приняты в том виде, в которым они приняты... С ФАТФ проблемы возникнут или не возникнут? там вносятся поправки в два закона: о банках и банковской деятельности и о противодействии легализации отмывания доходов.

А. В. Считаю, что возникнут проблемы, потому что в том виде, как написан в данном случае проект, там предписывается, что запрещается вводить какие-либо комиссии, даже когда банк знает, что это идут операции по легализации, понимает, что клиент не предоставляет документов, он точно уверен, что это операции, направленные на финансирование терроризма, но ничего не должен делать, а должен проводить операции.

Нет, нет, нет. Точно на финансирование терроризма здесь не написано.

А. В. Есть, там в самом конце прописано. В этом абзаце

А! "...полученных преступных путем, финансирование терроризма и распространение оружия массового поражения"

А. В. То есть, напрямую разрешает проводить данные платежи. Это нонсенс.

Да. Но я, честно говоря, думаю, что Владислав Резник у нас опытный человек. Или это пробел просто?

А. В. Ну начнем с того, что этот законопроект еще не внесен в Думу. Это именно предварительный черновик для обсуждения. И он поднимает ту проблему, которая действительно есть в обществе, и которую нужно обсуждать. Скорее всего, это именно попытка инициирования обсуждения и поиска вариантов, как решить эту проблему, чтобы позволить всем субъектам нормально совершать свою деятельность.

Алексей, вот Екатерина сказала, что вот есть определенный нонсенс. Ну правда, вот предположим, я предприниматель, у меня по тем или иным причинам заблокировали счет. И банк мне говорит, ну заплати мне 30% от счета и твои деньги из, условно говоря, черненьких, сереньких стали беленькие. Это значит, что сам банк превращается в ландромат, фактически. А что мы еще можем сделать, да?

А. В. Такая проблема действительно может быть. Тогда рекомендация такому предпринимателю, во-первых, письменно обратиться в данное кредитное учреждение. Предоставить все необходимые документы, которые просит от него банк. Запросить пояснение, почему это не происходит. И если не находятся пути решения, тогда надо...следует обращаться уже в Центральный Банк с попыткой выяснения. Есть, межведомственные комиссии, которые решают подобные вопросы, споры и проблемы. Ну и у нас есть всегда последняя инстанция - это суд, через который можно решить вопрос и доказать, что ты прав, это твои деньги, ты не пытаешься финансировать терроризм, не уходишь от налогов, и это законная операция.

Ну это дело небыстрое...

А. В. Понятно, это путь сложный, да

В никуда может быть для бизнеса

А. В. Это путь сложный, никто не спорит, но надо решить именно ту проблему, которая есть, которая на сегодня присутствует. Именно появление массовых заградительных тарифов.

Алексей, ну все равно, достаточно парадоксальная сама по себе ситуация. Борис говорит: ну вот приходят там какие-то плохие, нехорошие парни. Если нехорошие парни выплачивают нормальный процент банку, то они становятся почти хорошими парнями.

А. В. Нет, не совсем так. Борис сказал немножко другую вещь, что...

Я утрирую

А. В. Банки вынуждены вводить завышенные тарифы заранее, чтобы плохие парни не пришли к ним. Потому что, если через банк обналичить средства становится дороже, чем это сделать через ритейл или какие-то другие организации, соответственно, нет смысла и приходить. Эти ребята, это их бизнес, они естественно отслеживают, мониторят все субъекты, в том числе и банки, страховые компании и различные финансовые учреждения.

Рестораны...

А. В. Да, да. Это известная проблема, почему не берут пластиковые карточки в ресторанах.

Для кого-то это уже стало проблемой в персональном смысле.

А. В. Вот. И если плохие ребята видят, соответственно, что в каком-то банке данная комиссия мала или ее вовсе нет, естественно, они массово приходят туда. На отслеживание операций банку нужно хотя бы день-два нужно. И это увидит, не только сам банк, а увидит Центральный Банк. Банк вызовут на ковер. И если он успел это пресечь, успел избавиться от этих клиентов, это хорошо. Если он не смог это сделать полноценно, соответственно Центральный Банк, введет какие-то ограничения, предписания, заставит, вынудит это сделать.

И это на начальном этапе. В конце концов, все это чревато отзывом лицензии.

А. В. Да. Теми лицензиями, отзывы которых мы видим последние несколько лет отзываются в массовом порядке. Половина из них - это отзывы лицензии за подобные операции, за то, что банк не смог вовремя отследить или где-то был не достаточно жесток в борьбе с сомнительными платежами.

Другие мнения и оценки автора

Нашли ошибку в тексте?

Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl
Enter
Вернуться к списку