Елена Петровская: «Сообщество оценщиков выступает за понятную и прозрачную процедуру "входа в профессию"»

04/08/17 16:45
При буквальном соблюдении законодательных новаций в области оценки имущества и активов хозяйствующих субъектов российская экономика уже сейчас может столкнуться с настоящим коллапсом. О развитии ситуации порталу Finversia.ru рассказала Елена Петровская, президент Общероссийского отраслевого объединения работодателей профессиональных оценщиков, руководитель комиссии по профессиональным квалификациям в области оценочной деятельности Совета по профессиональным квалификациям финансового рынка.

- Елена Владимировна, с 1 июля вступили в силу поправки в закон об оценочной деятельности (ФЗ-135), в соответствии с которыми львиная доля оценщиков теперь должна иметь на руках свидетельство о прохождении экзамена на профпригодность в новом формате. Иначе им просто нельзя заниматься своим делом. Как здесь сейчас развивается ситуация? Многие ли специалисты успели пройти испытания и получить заветную бумажку?

- Как можно пройти то, чего еще не существует? Минэкономразвития, которое является одним из главных лоббистов данного закона (хотя прямо чиновники ведомства в этом не признаются), введя ведомственный экзамен для оценщиков, не обеспечило ни инфраструктуру, ни подзаконную «нормативку», которая должна детализировать процесс. То есть закон есть, а инструментария для его исполнения - оценочных средств, экзаменационных методик, как, собственно, и самих экзаменаторов, нет пока в принципе.

А между тем с 1 июля все работники нашего профессионального цеха, которые вступили в саморегулируемые организации оценщиков (СРОО) после 1 января 2017 года, а также эксперты СРОО (а это наиболее высококлассные специалисты, которые проходят отдельную аттестацию и избираются в экспертные советы СРО) должны иметь документ о прохождении ведомственного экзамена. Без него работать на рынке больше нельзя. Для остальных оценщиков срок установлен на 1 апреля 2018 года. Сложилась ситуация, когда любой добросовестный оценщик, который желает заниматься своей профессиональной деятельностью и готов для этого исполнить все необходимые нормы закона, не может этого сделать, потому что чиновники, издав эти нормы, не успели обеспечить условия для их реализации. И, конечно, никаких экзаменов никто не проводил.

До недавнего времени никто даже не понимал, что из себя представляют тестовые вопросы для ведомственного экзамена. Только месяц назад, после того, как представители профессионального сообщества во всеуслышанье через СМИ рассказали о проблеме, министерство опубликовало небольшую их часть. Качество вопросов, нужно заметить, оказалось ниже всякой критики: вплоть до грамматических и орфографических ошибок. При этом создается впечатление, что разработчики просто скопировали отдельные предложения из всевозможных законодательных и нормативных актов и сформировали тесты с вариантами ответов за счет перестановки слов. То есть наилучшие шансы сдать экзамен у того, кто способен досконально зазубрить текст, чтобы выбрать дословно точный вариант. При этом, как мы полагаем, такой подход может отсечь от профессии даже суперспециалистов - ведь далеко не все побуквенно знают законодательство, нормативную базу, которые к тому же постоянно меняются. Это что, экзамен на механическую память? А как человек понимает суть заученного, как может применить свои знания на практике, похоже, мало кого из чиновников волнует.

Если вы собираетесь проверять знания оценщиков, то логично было бы привлечь к созданию экзаменационной инфраструктуры компетентных разработчиков. Но никто из авторитетных членов профсообщества публично в создании системы экзаменов от Минэка не участвовал, никаких соответствующих конкурсов не было. Впрочем, их и не могло быть, так как порядок всех процедур, связанных с исполнением обсуждаемых изменений в ФЗ-135, должен был определяться специальным подзаконным актом - приказом, который был зарегистрирован уже после вступления этих изменений в силу - 11 июля. Причем замечу, что проект этого приказа, который появился в апреле, согласно независимой экспертизе, имеет признаки коррупциогенности.

Поэтому существуют все основания, чтобы оспорить внедрение новой системы аттестации в суде. Никто не знает, кто составлял для нее вопросы. Эти вопросы, кстати сказать, на сайте министерства находятся в режиме постоянных исправлений - по мере того, как профессионалы указывают на все новые и новые недостатки. А ведь на публичное обсуждение выставлено только около полусотни вопросов из 1,5 тысяч. Страшно представить, что будет, когда они - без корректировки со стороны профсообщества - попадут в экзаменационные билеты.

- Но позиция Минэкономразвития, как ее транслируют СМИ, заключается в том, что на рынке оценки сейчас появилось очень много случайных людей, и он нуждается в серьезной чистке.

- Проблем, действительно, много. После того, как в оценочной деятельности было введено саморегулирование и отменены государственные требования к профобразованию оценщиков (позволявшие готовить специалистов исключительно в вузах, имеющих специальную аккредитацию), на рынке появилось много всяких курсов, учреждений дополнительного образования, которые выпускали оценщиков сомнительного качества. И все понимают, что система фильтра для допуска в профессию нужна.

Но зачем создавать параллельно две системы? Ведь одна уже есть. Причем она полностью вписывается в законодательство, удовлетворяет профессиональное сообщество, сопряжена с отраслевым профстандартом, гармонизирована с образовательными программами вузов и, главное, учитывает реальные запросы рынка труда.

- Вы говорите о системе Независимой оценки квалификаций?

- Именно. Напомню, что в сентябре 2015 года приказом Минтруда РФ был утвержден профессиональный стандарт «Специалиста в оценочной деятельности». Согласно документу, введено 4 уровня квалификации (с 5 по 8-ой в общей шкале профквалификаций), находящихся в прямой зависимости от профессионалных знаний, умений и опыта специалиста. Чем сложнее объект, тем выше для работы с ним должен быть уровень оценщика. 5 уровень - это помощник оценщика, 6-ой - специалисты, которые могут оценивать все виды имущества и бизнеса, за некоторыми исключениями. Эти исключения как раз составляют те сегменты, которым соответствуют компетенции специалистов 7 и 8 уровней. Это соответственно оценка добывающих предприятий и кредитно-финансовых институтов. Согласитесь, что для того, чтобы посчитать стоимость банка или страховой компании, нужно разбираться в бухучете, налоговом учете, понимать, как у компаний формируется денежный поток. Для этого нужен большой опыт и высокий уровень профессионализма.

На базе профстандарта, как и во всех отраслях экономики, в течение двух лет шло становление системы НОК. Была разработана соответствующая программа в рамках работы Национального агентства развития квалификаций (НАРК), на ее реализацию выделены серьезные государственные средства, сформированы центры оценки квалификации (ЦОК), созданы оценочные средства, вопросы для экзаменов прошли специальную тестологическую экспертизу и пр. Экзаменационная система НОК построена так, что как теоретическая, так и практическая ее части позволяют оценить прикладной потенциал знаний и навыков человека, его умение решать конкретные специально смоделированные задачи. Эта система уже прошла апробацию, признана работодателями.

На сегодняшний день можно сказать, что Национальная система независимой оценки квалификаций - это развивающиаяся, гармонично выстроенная структура проверки профессионального уровня специалистов, в том числе оценщиков. И оценщики готовы подтверждать свою квалификацию в рамках этой системы, сдавая профессиональный экзамен, проходя все установленные законом испытания. Но делать это по прозрачным правилам, осознавая, с какой целью они это делают, что их экзаменуют профессионалы более высокого уровня, чем они сами, а не какой-то инкогнито. Поскольку понимания, кто будет сидеть в комиссиях при проведении ведомственного экзамена, сейчас тоже нет - ни с кем из уважаемых членов профсообщества никто по этому поводу не советовался.

Еще такая деталь. Изначально Минэком анонсировалось, что ведомственный экзамен планируется проводить в режиме компьютерного тестирования, будет разработана соответствующая специальная программа, и это минимизирует коррупционные риски. Но до какой программы в министерстве руки не дошли, и теперь там говорят, что тесты будут выдаваться старым дедовским способом - в конвертах. Это в эпоху цифровой экономики! Кроме того, остается человеческий фактор - кто и что будет класть в эти конверты, тоже неизвестно.

Проблема в том, что полномасштабное введение национальной системы квалификаций (НСК) запланировано на 2019 год. И вот до наступления этого события в Минэкономразвития захотели ввести для оценщиков параллельно еще один экзамен на профпригодность. Хотя изначально в министерстве говорили, что все, что касается квалификации оценщиков, будет развиваться исключительно в рамках НСК. В частности, такой подход задокументирован в двух официальных письмах министерства, которые оно направляло в АСИ (Агентство стратегических инициатив) в рамках реализации Дорожной карты «Совершенствование оценочной деятельности».

Но потом очевидно что-то изменилось и такой подход стал чиновникам неудобен. Все бы ничего, но проблема в том, что предложенная ими новация оказалась совершенно «сырой», оторванной от профстандарта, от рамок квалификаций и вообще от здравого смысла.

- Что вы имеете в виду?

- Нестыковок и недоработок в системе ведомственного экзамена масса. Например, оценщиков решили разделить по профилям: оценка движимого имущества, оценка недвижимости и оценка бизнеса. Чиновникам очевидно неизвестно, что такое мы уже проходили. Аналогичное деление существовало в то время, когда деятельность оценщиков регулировалась системой лицензирования, вместо которой позднее был внедрен институт саморегулирования. Было четыре вида лицензий: на оценку бизнеса, нематериальных активов, оценку машин и оборудования и оценку недвижимости.

Тогда на этой почве возникало очень много правовых коллизий в имущественной сфере, требующих разбирательства прокуратуры, вытекающих в судебные споры на предмет того, мог ли оценщик давать заключение по тому или иному объекту. Например, он оценивал бизнес, который был неразрывно связан с машинами или недвижимостью. Или, скажем, здания, которые составляли единый комплекс со встроенными в них промышленными агрегатами. Появлялись вопросы, мог ли оценщик работать с такими объектами без полного набора разнопрофильных лицензий.

Но тогда здравый смысл, о котором мы тут говорим, возобладал, и от четырех видов лицензий отказались. После отмены лицензирования в 2007 году принцип «единства профессии» сохранился и в саморегулировании. На этот подход ориентированы и образовательные программы вузов. Скажу больше, вузы в рамках законодательства не могут учить иначе как на «специалиста в оценочной деятельности» - без всяких профилей, поскольку именно такое название нашей профессии закреплено во всех существующих законодательных и нормативных актах, в профстандарте. Но вот сейчас Минэкономразвития снова предлагает делить оценщиков по сегментам. Как в этом случае вести себя вузам, тоже непонятно.

Такое разделение уже вылилось в конкретные проблемы на практике. Так, с 1 июля эксперты СРО могут проводить экспертизу только по направлению, указанному в аттестате, полученном при сдаче ведомственного экзамена. А поскольку таких аттестатов по известным причинам ни у кого нет, то это значит, что экспертиза СРО по подтверждению качества заключений, выданных оценщиками, сейчас по закону недоступна в принципе. В разные СРОО от Росреестра, который является уполномоченным надзорным органом Минэкономразвития, сейчас приходят письма с предупреждениями о недопустимости ее проведения.

Между тем условие, что оценщик должен принести положительное заключение своей СРО, является обязательным условием многих госконтрактов. К примеру, сейчас в набат бьет Департамент имущества города Москвы, у которого «зависли» почти все договоры по приоритетному праву выкупа помещений арендаторами. То есть департамент должен принести арендатору отчет об оценке имущества в определенные установленные соглашением сроки. А сейчас эти сроки по всем контрактам срываются, и арендаторы вполне могут предъявлять претензии. И таких госконтрактов множество у самых разных ведомств.

Минэк со своей системой оказался как будто в отдельной реальности. Все призывы профсообщества к чиновникам как-то гармонизировать две экзаменационные системы, привязать их к профстандарту, участвовать в развитии НОК и пр. на сегодняшний момент просто игнорируются. Представители министерства не отвечают на приглашения прийти на экзамены в рамках независимой оценки, на круглые столы, на другие мероприятия.

- Что делать тем оценщикам, которые должны были пройти квалификационный экзамен, но не смогли этого сделать в силу описанных вами причин?

- В том-то и дело, что они совершенно никак не могут влиять на ситуацию. Кроме того, СРО, в которые они входят, где они заплатили взносы в компенсационные фонды, по закону должны исключить тех оценщиков, которые не сдали ведомственный экзамен. То есть сейчас это все эксперты СРОО, а также молодые специалисты, которые стали членами саморегулируемых организаций только в этом году.

Еще один нюанс - поправки в ФЗ-135 предполагают, что оценщиками могут работать только те люди, которые имеют соответствующий стаж не менее 3 лет. То есть тот, кто пробыл в профессии, скажем, 2,5 года, успешно работал, теперь должен в лучшем случае идти на понижение ранга до помощника оценщика, а в худшем - менять специальность.

А после 1 апреля следующего года в зону риска попадут все остальные профессионалы оценочного рынка.

- Наверное, как-то к тому времени инфраструктура для ведомственного экзамена все же будет подготовлена, и кто-то успеет его сдать?

- Наверное, да. Но есть серьезные основания полагать, что это будут те избранные, кто будет заранее знаком с вопросами и вариантами правильных ответов. Есть конкретная задача конкретных людей, которые не скрывают, что хотят «очистить рынок». Но вот какой смысл в это закладывается? Одно дело - очистить его от недобросовестных и непрофессиональных игроков, другое - очистить для кого-то. К сожалению, уже сейчас на рынке стали появляться отдельные бизнес-структуры, которые получают большинство госзаказов, которым от лица государства предоставляются эксклюзивные преференции.

Между тем подавляющая часть профсообщества (наверное, за небольшим исключением в лице тех, кто заинтересован в системе ведомственного экзамена), хочет сегодня работать в рамках НОК, где создана полноценная инфраструктура, есть ясные требования, и которая понятным образом гарантирует выход на рынок квалифицированных специалистов по прозрачным принципам.

Мы сейчас готовим иски и будем оспаривать введение системы ведомственного экзамена от Минэкономразвития. В мировой практике нет подобных прецедентов, когда людей буквально выкидывают из профессии не по объективной оценке их профквалификации, а из-за блажи чиновников, которые далеки от понимания того, что они хотят контролировать и чего хотят добиться.

- Так ли они далеки от понимания? Может, у них как раз есть определенная цель? Не связанная с качеством профессионального уровня оценочной деятельности, а какая-то своя.

- Если вы намекаете на коррупционный фактор, то не буду вас разубеждать.

 

Анонсы мероприятий