Финам созвал конференцию банковских экспертов

14/07/17 14:36
Финам созвал конференцию банковских экспертов

13 июля на онлайн-площадке Финама банковские эксперты отвечали на вопросы россиян о том, кто станет следующим после «Югры», есть ли жизнь «после вкладов», насколько вырастут цены из-за холодов и правильно ли поступает ЦБ, отзывая по 100 лицензий в год.

Участниками конференции «Российские банки: оздоровление продолжается?» стали: Ян Арт, вице-президент Ассоциации региональных банков России, Дмитрий Монастыршин, главный аналитик Промсвязьбанка, Константин Бушуев, начальник отдела анализа рынков «Открытие Брокер», Валерий Петров, заместитель генерального директора Института развития финансовых рынков, Марат Сафиулин, управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров, Максим Осадчий, начальник аналитического управления БКФ-Банка и Богдан Зварич, аналитик Финама.

Отзывы лицензий. Последствия. Причины

Большая часть вопросов от читателей «Финама» касалась политики Банка России по расчистке системы, перспектив этой расчистки, сколько банков нужно России и компетентности его руководителей. Портал Finversia.ru здесь и далее приводит самые интересные ответы.

Ян Арт: Да, частично это пошло на пользу - несомненно. Пока трудно сказать, насколько ЦБ «нарубил дров», но то, что он выкорчевал много гнилых деревьев, надо признать. Цена обналички на рынке выросла в разы - это косвенный признак, что «прачечные» уходят с рынка. Минусов тоже немало. Один из существенных - настроение пропадает, драйва заниматься банковским бизнесом у многих нет. А компетентность людей, которые выдавали лицензии сотнями, сомнений не вызывала? Но ведь именно такая «компетентность» в свое время привела к тому, что сотни тысяч россиян потеряли свои деньги? Например, в 1998 году. Как отражается ликвидация банков на экономике? Плохо отражается. Сколько малых и средних предприятий потеряли деньги, не смогли выдать зарплаты или премии - к сожалению, никто даже не мониторит эту ситуацию. Лес рубят - щепки летят! Вопрос «Сколько нужно банков?» неуместен. А кто вправе определять? Допустим, я хочу открыть банк. Ну вот хочу и все тут. Разве кто-то вправе мне сказать: не надо, банков в стране достаточно? Нет, не вправе. Да, дай бог система двух уровней лицензий создаст предпосылки развития региональной банковской системы. Но пока это лишь оптимистичная гипотеза. Уровень конкуренции на банковском рынке в регионах снижается. Однако это во многом зависит от самого региона. Что касается экспансии - зависит от того, с чем федеральный банк приходит в регионы. Сегодня уже не 90-е, когда московские банки приходили в регионы с «пылесосами» - выкачать деньги. Сейчас, напротив, федеральные игроки часто идут в регионы в поисках рынков размещения средств.

Богдан Зварич: Активность регулятора будет снижаться - улучшение экономической ситуации позволит части банков улучшить свое положение. Если они пересмотрят стратегию размещения денежных средств в сторону снижения рисков, вполне возможно останутся на плаву. Я считаю, что банковского кризиса нет, но есть отдельные участники рынка, которые испытывают проблемы. При этом, улучшение экономической ситуации позволило проблемным банкам улучшить свое положение.

Валерий Петров: Тех темпов отзыва лицензий, что было уже не будет, а процесс чистки закончится тогда, когда банки смогут, не прибегая к сомнительным схемам обеспечивать себе и своим клиентам приемлемую доходность. Касаемо компетентности руководителей регулятора: в 90% случаев виноваты сами банкиры. А вот о несовершенстве пруденциального контроля, текущая ситуация говорит прямо. И самое главное - это несовершенство системы санации.

Марат Сафиулин: Ликвидация банков, безусловно, негативно отражается на положении их клиентов. Следует отметить, что особенно тяжелые последствия имели отзывы лицензий в 2013 – 2014 годах. Постепенно хозяйствующие субъекты адаптируются к рискам ликвидации банков, в основном за счет диверсификации своих банковских отношений. Это позволяет им избегать самых негативных последствий при ликвидации банков. Но такой подход имеет свою негативную сторону, поскольку возрастают непроизводственные издержки. В ближайшие годы ЦБ удастся существенно сократить частоту отзывов банковских лицензий. В перспективе усилия Банка России будут направлены на повышения уровня защиты прав и финансовой грамотности потребителей финансовых услуг, что вернёт доверие граждан к финансовому рынку. Через два года начнет сказываться введение трехуровневой банковской системы, численность участников банковского рынка начнет расти. Считаю, что примерно через два года банковская система войдет в фазу роста, в которой численность рати кредитных организаций будет иметь не самое существенное значение в формировании эффективной банковской системы.

Максим Осадчий: Влияние разрушительных процессов в банковском секторе на российскую экономику ослабляется относительно низким проникновением банковского кредита в национальную экономику. Так, на 1 января 2017 года отношение кредита экономике к ВВП составило всего 47,6%. Происходит планомерное и целенаправленное уничтожение региональных банков. Есть регионы, в которых нет ни одного банка, зарегистрированного в данном регионе.

Дмитрий Монастыршин: Доля топ-5 банков в активах российской банковской системы к концу 2016 г. выросла до 55,3%. Доля более 400 небольших банков, занимающих с 200 по 623 место, составила всего 2,0%. При такой структуре рынка отзыв лицензий у большого числа мелких банков слабо влияет на систему. Наиболее негативным эффектом от этого процесса является потеря средств корпоративными клиентами. Ужесточение надзора за банками и вскрытие ранее накопленных проблем свидетельствует об уверенности ЦБ в стабильности системы.

Константин Бушуев: В начале года в России было 623 банка. Существует мнение, что оптимальная численность может быть меньше еще на 1/3 от текущих уровней. Последний масштабный кризис российской банковской системы назревал в 2010-2013 годах и реализовался в 2014 году. После этого пошел разбор завалов. Сейчас еще разбирают оставшееся.

Доходы россиян. Потребность в кредитах. Возможность размещать деньги на вкладах

Валерий Петров: То, что я вижу, говорит о том, что реальные доходы падают и только разумное снижение кредитных ставок позволит реально поддержать спрос и потребление.

Дмитрий Монастыршин: Мы видим рост продаж новых автомобилей и рост расходов на туризм и отдых. Одновременно с этим происходит снижение темпов роста вкладов в банках.

Марат Сафиулин: Субъективно настроение у россиян повышается, по крайней мере об этом свидетельствует индекс потребительской активности, который растет шестой квартал подряд и приближается к показателям 2013-14 годов. Есть опасность, что граждане, обнаружив отсутствие негативных тенденций в экономике, воспримут это как свидетельство роста, и начнут активно брать займы. На самом деле оснований для особого оптимизма в отношении роста доходов нет. Россиянам надо проявлять максимальную осторожность к кредитам, стоимость которых остается еще очень высокой.

Инфляция. Цены. Ключевая ставка

Ян Арт: Плохо, что она будет именно 4%, а не 4,5%, не 4,7%, а ровно 4%. Похоже, обуздание инфляции до 4% стало сверхидеей. Но и г-жу Набиуллину понять можно. Допусти она инфляцию 4,5% - тут же найдутся крикуны, которые начнут орать: «Набиуллина не справилась со своей задачей!» Хотя на самом деле - как раз с этой задачей она блестяще справилась. ЦБ откажется от снижения ставки только если темпы инфляции буду «выбиваться» за пределы намеченных Центробанком.

Константин Бушуев: Скорее всего, будет в районе или ниже 4%. Факторы, которые могут этому помешать - сильная коррекция курса рубля, продолжение сложностей с урожаем на фоне холодной погоды.

Богдан Зварич: По итогам года мы увидим инфляцию в район 4 - 4,3%. Действительно, регулятор может взять паузу при снижении ставки.

Валерий Петров: Прогнозирую 4-5%, при этом рост цен на продуктовую корзину может быть и больше 10%. Понижение ставки, я надеюсь, продолжится. Она не должна быть выше чем уровень инфляции +2-3% - тогда экономика сможет нормально кредитоваться.

Дмитрий Монастыршин: Рост инфляции с 4,1% в мае до 4,4% в июне и ослабление рубля в июле до годовых минимумов будут факторами, которые действуют против снижения ключевой ставки на ближайшем заседании ЦБ.

Марат Сафиулин: Не стал бы в прямую связывать ключевую ставку и проценты по депозитам. Так, во второй половине 2009 года, когда ставка рефинансирования была 9%, средние ставки по годовым депозитам были примерно на 20-30% выше, чем сегодня. Дружное и довольно быстрое снижение депозитных ставок свидетельствует скорее об отсутствии проблем с привлечением пассивов у большинства банков. В то же время банкиры продолжают испытывать проблемы с размещением средств, что, в свою очередь, подталкивает их к снижению кредитных ставок. Это в целом позитивная для страны тенденция.

Вывоз капитала. Санкции

Максим Осадчий: Банковский сектор России адаптировался к санкциям. В частности, существенно снизился внешний долг российских банков - с $214 млрд на 1 апреля 2014 года до $120 млрд на 1 апреля 2017 года.

Дмитрий Монастыршин: Дальнейшее расширение санкций может привести к замораживанию российских активов за рубежом по иранскому сценарию. Так что международные резервы в случае разрастания конфликта с развитыми странами не помогут России. Накопление ЗВР способствует усилению макроэкономической стабильности, поэтому причин для беспокойств не вижу.

Ян Арт: Полноценно работать банковская система в условиях санкций, конечно же, не может. Это не значит, что ее ждет крах. Это значит, что перспективы развития в разы хуже, чем на открытом рынке.

Константин Бушуев: Падение цен на нефть принесли экономике и банковской системе гораздо больше проблем, чем санкции. Возможные новые американские санкции создают больше страхов, чем реальных проблем.

Переток из вкладов на фондовый рынок

Дмитрий Монастыршин: Приток средств физлиц на фондовый рынок способствует снижению рисков в банковской системе. Вкладчики, заинтересованные в повышении доходности, уменьшают остатки на счетах в банках и используют эти средств для операций с ценными бумагами. Поскольку наиболее высокие ставки по вкладам предлагают наименее устойчивые банки, то сокращение их ресурсной базы снижает риски в системе. Однако депозиты по-прежнему остаются и в ближайшем будущем останутся основным инструментом сбережения средств населения.

Ян Арт: У меня ощущение, что власти фондовый рынок вообще всерьез в расчет не берут. На российском фондовом рынке по большому счету, сегодня делать нечего, разве что мелкими спекуляциями заниматься. Как трейдер, например, я это делаю. «Свежей крови» нет на рынке.

Марат Сафиулин: Надо понимать, что изменение структуры сбережений населения – это процесс длительный в связи с высокой инерционностью потребительских установок. В настоящее время уже ясно прослеживается тенденция снижения доходности вкладов банков, что повышает конкурентные возможности других участников рынков. Воспользуются участники небанковского финансового рынка такими перспективами или нет покажет время.

Константин Бушуев: Процессы идут рыночные, денежные и финансовые власти лишь заинтересованы в более гармоничном распределении сбережений для повышения устойчивости системы в целом. В текущей ситуации государство заинтересовано в росте инвестиционной активности населения.

Богдан Зварич: Консерватизм нашего населения пока не позволяет оттянуть большой объем средств физических лиц с депозитов в другие инструменты.

Максим Осадчий: На фондовый рынок «народные инвесторы» не побегут, а альтернатива рынку вкладов - рынок недвижимости - находится в очень нездоровой форме. И реновация не способствует доверию инвесторов к российской недвижимости.

Банки и блокчейн

Валерий Петров: Технологически блокчейн пока существующей системе не прямой конкурент, а конкурент «на перспективу». Например, по такому параметру как скорость транзакций, пока блокчейн использовать широко весьма проблематично. Но за ним скорее всего будущее.

Дмитрий Монастыршин: Банки внедрят технологии блокчейн в свои бизнес-процессы, но суть банковского бизнеса сохранится. Банки будут продолжать зарабатывать маржу на разнице в стоимости привлечения и размещения средств. Использование крипто-валют обеспечивает сохранность средств. Но для генерирования дохода на вложенный капитал по-прежнему будет нужна банковская экспертиза.

Марат Сафиулин: Не думаю, что новые технологии сами по себе способны кардинально изменить структуру человеческих и социальных отношений. Полагаю, что и через 50 лет банки останутся основными посредниками между потребителями и миром финансов. Эволюция посредников на финансовом рынке продолжится и в некоторых направлениях банки могут даже расширить свое влияние. В частности, полагаю, что именно у них есть наилучшие возможности по развитию. Но риски технологические скорее станут более значимыми, чем финансовые в ближайшей перспективе.

Максим Осадчий: Когда-нибудь банки исчезнут. Добьет ли их блокчейн или что-нибудь другое - бог знает... Но вряд ли это произойдет в ближайшие 10-20 лет.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER
 

Анонсы мероприятий