Анатолий Аксаков: «В душе я до сих пор комсомолец, устремленный в будущее»

01/12/17 19:30
О ситуации в экономике и банковском секторе России, новациях на финансовых рынках, юбилее Великой Октябрьской социалистической революции и просто о жизни главный редактор журнала «Банковское дело» В. Ф. Нестеренко побеседовал с председателем Комитета Государственной Думы по финансовым рынкам, председателем совета Ассоциации банков России А. Г. Аксаковым.

- Анатолий Геннадьевич, скоро у вас юбилей, круглая дата. Нашим читателям вы интересны не только как профессионал банковского дела, но и как личность. Вы уже долго работаете в Госдуме, возглавляли два комитета. В чем секрет успеха?

-
Могу только сказать, что прошел разные управленческие этапы: был руководителем октябрятской звездочки, председателем пионерской дружины, секретарем комсомольской организации в школе, на заводе (при этом являясь рядовым рабочим), на экономическом факультете университета. Вспоминаю с большим удовольствием эти времена. В душе я до сих пор комсомолец, устремленный в будущее, оптимист. Одна из любимых книг моих – «Как закалялась сталь» Н. Островского. Она, в том числе, помогла преодолевать самые трудные препятствия. Помню случай из студенческой молодости. Я в 23 года был командиром большого до двух тысяч студентов стройотряда. Шел сильный дождь, ребята спрятались под навесом, я им говорю: «Что вы спрятались? Работать надо». Они отвечают: «Дождь идет». Я им: «А Павка Корчагин в ледяной воде бревна на себе вытаскивал. Вспомните его». И вот они вдруг встают, начинают работать. Слова про Павку подействовали магически. Считаю, что комсомол – хорошая школа, в том числе и управления. Жаль, что сейчас такой организации нет.

- Поговорим о ситуации в экономике. Сейчас обсуждается бюджет страны на следующий год. Какой запланирован дефицит бюджета? Какие будут источники его покрытия?

- Запланирован относительно небольшой дефицит бюджета в 1 трлн 370 млрд руб. (примерно 1,3% ВВП). Он будет покрываться за счет использования резервного фонда и наращивания государственного долга. В последнее время наблюдается хорошая цена на нефть (очевидно, и в следующем году она будет примерно на таком же уровне), и в этих условиях вызывает вопросы запланированный в бюджете рост государственного долга. Мы довольно много платим за обслуживание долга (в 2017 г. – более 700 млрд руб., в 2018 г. запланировано более 900 млрд руб.). Зачем государству занимать деньги, если можно за счет дополнительных нефтедолларов, в принципе, покрыть этот дефицит?

- Да, но в бюджет заложена цена на нефть в 40 долл./барр. Доходы от продажи нефти по цене выше 40 долл./барр. планируется направлять в резервы.

- Да, эта линия отсечения как раз не позволяет направлять средства на погашение дефицита. Она, наоборот, будет способствовать накоплению дополнительных резервов. Но я думаю, что сначала лучше закрыть долги, когда получаешь дополнительные доходы, а уж потом можно и резервы формировать. Дело в том, что в следующем году запланирован рост государственного долга на 60%. И хотя в целом государственный долг России очень низкий (всего 13,6% ВВП, в то время как, например, в США он превышает 100% ВВП), но увеличение долга на 60% , до 15,6% к ВВП– это многовато с точки зрения динамики. И поэтому было бы правильнее использовать дополнительные доходы сначала для погашения долга, и только после этого – для формирования резервов.

- Мне предложенная вами схема кажется разумной, но опыт показывает, что правительство, чтобы заткнуть дыры в бюджете, нередко пользовалось самым простым способом – дополнительными доходами вследствие девальвации рубля. Возможен такой вариант развития событий?

- Сейчас цена на нефть довольно высокая, рубль укрепляется, девальвация для балансировки бюджета не имеет смысла, скорее надо думать о том, как сдерживать чрезмерное укрепление рубля.

- Разве рубль однозначно укрепляется? Смотрите, была цена на нефть 55 долл./барр., и курс рубля был около 55 руб./долл. Цена на нефть поднялась до 60 руб./долл. – курс рубля по идее должен был бы еще укрепиться, а он ослаб до 58 руб./долл.

- В любом случае стратегически цена на нефть влияет на укрепление рубля. И за текущий год рубль укрепился почти на 15%, причем в реальном выражении. В то же время правительство и Банк России, используя различные инструменты, могут препятствовать сильному укреплению рубля для того, чтобы помочь экономике. Что, в принципе, и происходит.

- От сбалансированности бюджета и курса рубля я бы хотел перейти к другим вопросам, которые интересуют наших читателей. В настоящее время на слуху термины «роботизация процесса», «геометрическая платформа», «blоckchain», «криптовалюта». По сути, каждое из этих явлений содержит в себе колоссальные возможности, может привести к серьезным изменениям в финансовом секторе России. При этом, если власти встанут на позицию «не пущать», то фактически мы не сможем использовать те возможности, которые предоставляют эти новые инструменты. Многие страны в этом направлении работают очень активно. В то же время в Основных направлениях денежно-кредитной политики Банка России на 2018–2020 гг. нет ни слова, например, о криптовалютах. Такое ощущение, что мы опаздываем в процессе освоения этих ресурсов. Почему это происходит, не очень понятно.

- Если говорить о биометрии, использовании ее для удаленной идентификации клиентов кредитных организаций, других финансовых институтов, то законопроект принят в первом чтении. Мы согласовывали этот документ с разными государственными институтами, в том числе силовыми. И в конце концов все согласились с тем, что это направление надо развивать, законопроект превратится в закон уже в текущем году, и Банк России здесь нас активно поддерживает. Что касается blockchain и криптовалют, то есть решение президента России В. В. Путина о развитии этого направления, и в ближайшее время законопроекты в этой области появятся. Работа активно ведется, причем самым активным участником этого процесса является Банк России. Я бы не согласился, что blockchain активно используется, пока он проигрывает в скорости проведения трансакций традиционным системам и технологиям, поскольку скорость осуществления операций blockchain ниже. Но очевидно, что технический прогресс приведет к тому, что этот процесс ускорится, и blockchain – технология будущего. С этим согласны все государственные институты, которые активно работают над внедрением в жизнь этой технологии.

Применение криптовалют – вопрос сложнее, но опять же по поручению президента России обозначено, что надо отрегулировать различные аспекты функционирования крипторынка, включая mining, ICO, налогообложение. До конца 2017 г. законопроект в этой области точно появится. И я допускаю, что в начале 2018 г. мы его уже примем и, соответственно, дадим старт использованию новых технологий. При этом Россия, может быть, даже является одним из лидеров этого процесса, как это ни странно прозвучит, поскольку не много стран пока эти технологии использует (Япония, Сингапур, Швейцария). В США этот процесс очень жестко регулируется. В то же время Китай фактически запретил ICO и использование криптовалют на внутреннем рынке. Поэтому тема не очень простая. Есть вероятность формирования на рынке криптовалют финансовых «пузырей», появления финансовых пирамид. Уже сейчас до 90% ICO проводят мошенники. И, кстати, поэтому необходимо легализовать этот процесс и отрегулировать его для того, чтобы привлечение денег граждан проводилось под конкретные перспективные проекты.

- Вы говорили о разрабатываемых законопроектах в сфере применения криптовалют. А может ли появиться крипторубль?

- Я все же больше бы говорил не о криптовалютах, а о криптоинструментах, особого вида финансовых инструментов, выпуск и обращение которых, очевидно, должны регулироваться законом. Тема крипторубля - вопрос не ближайшего будущего. Что такое крипторубль - зашифрованный рубль? Электронная денежная единица, привязанная к рублю? Если денежная единица, которую генерируют частные лица, то это как раз и вызывает опасения у регуляторов, что такой неуправляемый процесс эмиссии может взорвать финансовый рынок. В общем-то, тема крипторубля существует, обсуждается, но когда она будет запущена, говорить еще очень рано.

- Хочу затронуть вот какую тему. АСВ выплатило 1,7 трлн руб. вкладчикам несостоятельных банков. По данным агентства Fitch, государство на поддержку госбанков затратило 2 трлн руб. По оценкам экспертов, на санацию банков «Открытие» и «БИНБАНК» потребуется еще 1,5 трлн руб. В сумме все эти расходы составляют 5,2 трлн руб., или примерно около 40% государственного бюджета. В то же время в 2016 г. государство не нашло 300 млрд руб. для индексации пенсий. Насколько целесообразны такие гигантские расходы для спасения частных банков? Не могут ли они привести к росту инфляции?

- На санацию банков «Открытие» и «Бинбанк», по оценкам Банка России, потребуется все же не 1,5 трлн руб., а в 2 раза меньше, около 800 млрд руб. Но деньги все равно большие, огромные. На эти деньги можно было бы много чего построить и сделать для страны. При этом надо понимать, что это деньги, которые не идут в экономику и не влияют на уровень инфляции. Они направляются на увеличение капитала кредитных организаций, фактически с помощью внутренних проводок. Реально они остаются на счетах этих банков в Банке России.

Процесс поддержки крупных банков носит объективный характер, он наблюдается во многих странах. Если перестанут работать крупнейшие банки, особенно госбанки, то, очевидно, это будет такое потрясение, от которого прежде всего пострадают малообеспеченные слои населения. Другое дело, что Банк России и Правительство РФ не должны были допускать этой ситуации, необходимо было действовать превентивно. В принципе, в значительной степени проблемы, которые возникли у финансовых институтов, связаны с государственным управлением, в частности, на уровне регулирования финансовых институтов.

В этой сфере сейчас наводится порядок, мы это поддерживаем, потому что у нас очень много финансовых институтов вели себя недобросовестно. Многие из них жалуются на жесткость регулятора, но эта жесткость как раз связана с тем, что необходимо, в конце концов, навести порядок в финансовой системе, в том числе в банках, негосударственных пенсионных фондах, страховых компаниях, микрофинансовых организациях для того, чтобы в будущем таких потрясений не было, а финансовые институты не спасались за счет государственных средств.

Поддержка крупных банков сейчас – это вынужденная мера, просто если не вложить средства в поддержку этих финансовых институтов, пострадают прежде всего рядовые граждане, как это было, например, во время кризиса 1998 г. Посмотрите зарубежный опыт. Англичане фактически сделали государственными многие частные крупные банки, чтобы только не было потрясений. То же самое делают американцы и немцы. Во многих странах оказали поддержку финансовым институтам не потому, что там хотели поддержать финансовых олигархов, а для сохранения стабильности в обществе. При этом, конечно, должна быть ответственность тех, кто довел банки до такого состояния. Это относится и к регуляторам, и к собственникам финансовых институтов. Сейчас Банк России над этим работает, в том числе взыскивая активы соответствующих собственников и менеджеров в пользу оздоровляемых кредитных организаций.

- Вы затронули тему эффективности государственного управления на уровне регулирования. Два года назад поменялось руководство надзорного блока Банка России, заговорили о том, что нужно реформировать надзор, но разговоры так и остались разговорами. Представители Банка России говорят, что знают обо всех проблемах в банковском секторе, но регулярно случаются такие происшествия, как внезапное банкротство крупных банков. Но почему же допускаются такие провалы?

- Во-первых, не согласен с тем, что изменений нет. Сейчас надзор централизуется, то есть фактически вся информация о трансакциях, о потоках, идущих через кредитные организации, теперь будет концентрироваться в центральном офисе Банка России, и он действительно тогда будет видеть, что происходит в каждой кредитной организации по всей стране. Во-вторых, фактически в каждом крупном банке есть специальные представители регулятора, которые этой работой занимаются. В-третьих, сейчас ведется работа над тем, чтобы ЦБ РФ видел практически всю первичную документацию, все первичные операции, которые в банке проводят. Вот когда это будет внедрено, то практически все будет под контролем. К сожалению, есть еще ситуация, которую нам необходимо будет решать, – это двойная документация, двойная бухгалтерия, именно этим, к сожалению, занимались в основном те банки, которые потеряли лицензию. Банк России видел благостную картину на основании официальной отчетности этих банков, но параллельно в них велась «черная» бухгалтерия, т.е. реальное положение дел в этих кредитных организациях было совсем другое.

Централизация надзора, доступ к информации, связанной с первичными денежными потоками, с первичными операциями кредитных организаций во многом позволит эту проблему снять. Банки, почувствовав, что в этом направлении больше жесткости и принципиальности, тоже начинают отходить от «черной» бухгалтерии. Но тем не менее проблема существует, и в ближайшее время мы будем принимать закон, который как раз должен будет эту проблему решить, в том числе давая гражданам возможность дистанционно выяснить, сформирован вклад или нет. Также будет установлена жёсткая ответственность за фальсификацию отчетности.

Анатолий Аксаков, председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку, председатель совета Ассоциации банков России и Владимир Нестеренко, главный редактор журнала «Банковское дело»
Анатолий Аксаков, председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку, председатель совета Ассоциации банков России и Владимир Нестеренко, главный редактор журнала «Банковское дело»
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

- Сейчас инфляция в России меньше 4%, по последним данным, – 2,8%. Это, безусловно, достижение. Многие считают, что цена, которая заплачена за этот результат – стагнация экономики – перевешивает все эти достижения. Я, в принципе, с этим не согласен. С моей точки зрения, важно, что Банк России показал способность успешно достигать поставленный цели. Однако нет заметного экономического роста. Как решить эту проблему?

- Для роста экономики, для бизнеса важна стабильность. Правительство РФ и Банк России смогли обеспечить финансовую стабильность в стране. Один из элементов стабильности – относительно низкий уровень инфляции. Обозначена стратегическая цель по инфляции – 4%. Сейчас мы уже преодолели эту черту, рост цен составляет всего 2,8%, девальвационные эффекты сошли на нет. Теперь надо бороться с укреплением рубля и дефляционными процессами, так как они отрицательно влияют на экономику. Вслед за уменьшением инфляции снижается ключевая ставка. Понижение ставки не позволит инфляции замедлиться слишком сильно. Следом за ключевой ставкой снижаются проценты по предоставленным кредитам. Низкие проценты по кредитам, доступные кредиты – это источник для экономического роста. Наши хозяйствующие лица, бизнес видят, что ЦБ РФ проводит последовательную умеренно-жесткую и понятную им политику, направленную на обеспечение стабильности, соответственно, предпринимателям более или менее ясно, как и куда вкладывать деньги.

Очень важно, чтобы люди понимали, какими будут уровень инфляции и курс рубля. Если курс рубля будет чрезмерно укрепляться, то бизнесменам очень трудно принимать решения об инвестировании в экономику, потому что в какой-то момент они могут стать неконкурентоспособными в условиях дешевого импорта, у них сильно затруднится и выход на внешние рынки, ведь чтобы на внешние рынки выходить, надо не только качественную продукцию производить, но еще и относительно дешевую. Поэтому задача правительства и Банка России – очень тонко эту работу проводить, поддерживать уровень инфляции не выше 4% и в то же время не допускать очень сильного ее снижения, поддержать относительно стабильный курс рубля примерно на сложившемся уровне.

Что касается процентной политики ЦБ РФ в настоящий момент, мне она кажется не слишком решительной. Я считаю, что ключевая ставка должна быстрее снижаться: могли на 0,5 п. п. это сделать в ноябре и еще на 0,5 п. п. в декабре. Можно без всяких опасений снизить ставку до 7-7,5%, а потом двигаться и дальше. На самом деле разница между ключевой ставкой и уровнем инфляции должна быть 1,5–2%, но не больше 2,5%. И, кстати, Банк России с этим согласен.

- Наряду с ключевой ставкой, уровнем инфляции есть еще реальная ставка по кредитам предприятиям или населению. В российской экономике наблюдается парадокс: ключевая ставка снижается, а реальная ставка по кредитам растет (исключение составляют, пожалуй, только ставки по ипотечным кредитам, которые немножко снижаются).

- Ключевая ставка снижается, проценты по кредитам номинально снижаются, но реальные ставки, то есть ставка минус инфляция, действительно растут. Они за текущий год увеличились более чем на 0,6 п. п. Это как раз нас беспокоит. Надо снижать ключевую ставку более серьезно, чтобы реальные ставки по кредитам банков тоже снижались. И тогда мы действительно поддержим экономический рост финансовыми источниками. И одна из ключевых задач ЦБ, на мой взгляд, как раз в этом и заключается.

- В принципе, у ЦБ РФ ведь есть инструменты, которые могут ограничить рост реальных ставок по кредитам. Почему их не используют?

- Важнейший инструмент – это ключевая ставка. Она, в том числе, определяет ставки депозитов, по которым ЦБ РФ абсорбирует временно свободные денежные средства банков. И поскольку ставки у регулятора по депозитам высокие, то банки вместо того, чтобы направить деньги в экономику, на межбанк, хранят их в Банке России. Если снижается ключевая ставка, то уменьшаются соответственно и ставки по депозитам в ЦБ РФ. Таким образом, при снижении ставок больше денег будет направляться в кредиты, потому что становится неинтересным держать их на депозите. Более выгодно отдать либо другим банкам, где есть определенный дефицит ликвидности, либо прокредитовать предприятия реального сектора.

- Россия отмечает юбилей Великой Октябрьской социалистической революции. Кто-то говорит, что это переворот, но мне кажется более правильной точка зрения – это все-таки революция, кардинальная смена общественно-политического строя. У вас какое отношение к ней?

- Отношение сложное. Любая революция приносит простым людям проблемы. Когда брат идет на брата – это безусловно очень плохо. Я бы хотел, чтобы наше общество было стабильным и единым, по крайней мере по подавляющему числу приоритетов и целей, которые оно реализовывает. При этом я понимаю, что революция – это результат критической массы недовольства людей. Страну довели до такого состояния, что народный гнев буквально взорвался. Естественно, критическая масса недовольства была сформирована бездарной политикой властей. В результате люди взялись за оружие и снесли ту власть, которая потеряла всякое доверие народа.

Обычно всегда находятся пассионарии, которые возглавляют революционный процесс. Идеи, которые большевики предложили, надо сказать, воспринимались позитивно и они в значительной степени опиралась на библейские ценности. Если вспомнить принципы коммунизма, то они практически дословно повторяют то, что записано в Библии. И это, конечно, было близко нашим предкам. Другие идеи: «фабрики – рабочим, земля – крестьянам, мир – народам» были также привлекательны.

Надо помнить исторические уроки. При огромном разрыве в доходах населения, когда узкая группа людей владеет богатством в тысячи, а то в миллионы и в миллиарды раз большим, чем значительное число обычных граждан, то, естественно, это вызывает недовольство в обществе. Задача наша – обеспечить стабильность, а ее, в свою очередь, обеспечивают во всех странах граждане со средним достатком, с устойчивым бизнесом, приличным доходом. Надо чтобы именно таких граждан в стране было подавляющее большинство, десятки миллионов. Люди должны видеть, что власть работает в интересах большинства и что ситуация находится под контролем государства, что она постоянно меняется к лучшему. При этом важно максимально обеспечить справедливость по всем направлениям, в том числе, чтобы были социальные лифты, люди из самых удаленных, самых небогатых территорий могли иметь возможность продвинуться вперед, получить необходимое образование, быть здоровыми, в конце концов.

- Люди должны иметь гарантии базовых потребностей, например, в доступном образовании и медицине.

- Да, здоровье и образование – это одни из главных составляющих для успеха в обществе. Я сам учился в сельской школе, рабочим начинал, слесарем в совхозе, потом на заводе, но учебой, упорством чего-то добился в жизни. И задача политиков состоит в том, чтобы сделать возможным для ребят из самых удаленных мест, из неблагополучных семей, из небогатых семей достигать самых больших результатов, благодаря знаниям, благодаря трудолюбию и упорству.

- Спасибо вам большое за интересное интервью! Примите сердечные поздравления с юбилеем!

 

Журнал "Банковское дело" и портал Finversia.ru, 1 декабря 2017 год

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER